Форум кафедры иностранных языков и перевода УрФУ

Обратно на сайт

You are not logged in.

#1 2011-09-10 15:11:05

administrator
Administrator

Третий кур, контрастивный анализ

http://www.bakanov.org/forum/viewtopic.php?t=1762
Это форум школы Владимира Баканова, ветка "Миниконкурс". Третий пост, список из шести афоризмов.  Задание: 1-3

Offline

 

#2 2011-09-21 23:56:10

administrator
Administrator

Re: Третий кур, контрастивный анализ

http://www.bakanov.org/articles/3/529 - миниконкурс школы Баканова. Конкурсные работы.

Offline

 

#3 2011-10-20 18:25:54

Olkhovik
Member

Re: Третий кур, контрастивный анализ

Вот ссылка на конкурсные работы по Миниконкурсу-2:
http://www.bakanov.org/articles/3/532

Offline

 

#4 2011-10-22 13:46:37

administrator
Administrator

Re: Третий кур, контрастивный анализ

Отсюда:

http://lingvu.ru/forum/viewtopic.php?id=191

When I was growing up, back in the days when the express train beat the local, straphangers were content to pass their time in transit with a good book or a crossword puzzle. Occasionally, I’d encounter the loud talker, the nose-picker or someone who had to free themselves of a wedgie. Hey, we’ve all been there.
That’s old school.

...
These days, if someone seated near me on my morning ride is putting on makeup, someone else is clipping his fingernails (and, on one odd occasion this summer, a toenail). Or they’re plucking eyebrows, tying ties, squeezing pimples, even spraying perfume. There are those who just have to bathe themselves in lotion. Others are brushing their hair. It’s the full monty, commuter style.

Offline

 

#5 2011-10-31 12:46:06

administrator
Administrator

Re: Третий кур, контрастивный анализ

1.   Где вы,  дни моей юности? Да,  те самые дни, когда скорый поезд запросто мог обогнать пригородную электричку, а  пассажиры в вагонах были рады коротать время за чтением какой-нибудь хорошей книги, ну или разгадыванием кроссвордов. Случалось, рядом оказывался любитель громко поговорить, и порой я замечала, как кто-то ковыряется в носу, или пытается расправить врезавшиеся между ягодицами трусы. Эх, да все мы бывали в таких ситуациях.
     Но это уже в далеком прошлом.
     В наши дни  куда как «интересней». Теперь мои утренние попутчики в поезде то накладывают макияж, то делают маникюр, а то и, представьте себе, педикюр, сама этим летом видела. Могут еще выщипывать брови, завязывать галстуки, выдавливать прыщи, или даже брызгаться духами. Некоторые испытывают прямо-таки непреодолимую потребность облиться лосьоном во время поездки. Другие – расчесывать волосы. Это же последний писк моды - стиль а-ля пассажир электрички!


2.    В те годы, когда я росла, обычные пригородные поезда « отдали пальму первенства» высокоскоростным экспрессам. Тогда пассажиры коротали время поездки с книгой в руках или разгадывая кроссворды. Довольно редко можно было встретить человека, позволяющего себе слишком громко разговаривать, увидеть кого-то, ковыряющегося в носу или пытающегося поправить застрявшее между ягодиц нижнее белье. Все мы знаем, что такое случалось и раньше.
     Сейчас во время утренней поездки в метро я наблюдаю, как  рядом сидящие женщины делают макияж или подрезают ногти, при чем не только на руках, как выяснилось этим летом. Выщипываются брови, завязываются галстуки, выдавливаются прыщи, в ход идет даже туалетная вода. Одним необходимо протереть лицо лосьоном, другим – причесать волосы. И все это действо, во многом напоминающее шоу Монти Пайтона*,   совершенно привычное явление для пассажиров из пригорода.
------
•    Монти Пайтон (Monty Python) – известная комик-группа из Великобритании, состоявшая из 6-ти человек. Группа известна во многом благодаря телешоу «Как раздражать людей».


3.     Во времена моего детства в электричках метро пассажиры коротали время за чтением книги или разгадыванием кроссворда. Лишь изредка можно было столкнуться с каким-нибудь говоруном, не стеснявшимся поковырять в носу или поправить трусы. Помните такое? Многое изменилось с тех пор.
       Сегодня пассажиры красят губы, подводят глаза, стригут ногти (в теплое время года даже на ногах), выщипывают брови, завязывают галстуки, выдавливают прыщики или просто душатся. Сегодня пассажиры за время поездки успевают вымазать себя кремом с головы до пят и причесаться. Сегодня за время поездки пассажир успевает всё, что не успел сделать в ванной.

4.    Во времена моей юности, в те дни, когда экспресс переплюнул пригородный поезд, пассажиры довольствовались хорошей книгой да кроссвордами, чтобы скоротать время поездки. Подчас я натыкалась то на громогласного болтуна, то на кого-то, кто не прочь поковырять в носу или человека, борющегося с проблемой врезавшихся трусов. Но, погодите, всем нам это не чуждо. Ведь это классика.
      Сегодня во время утреннего рейса можно с легкостью обнаружить, что сидящий рядом наносит макияж, делает  маникюр или вовсе подстригает ногти на ногах (свидетелем этой странной картины мне довелось быть этим летом). Один щипает брови, другой завязывает галстук, третий давит прыщи, а четвёртый брызгает парфюм на тело. А кого-то хлебом не корми - дай облиться с ног до головы лосьоном. Некоторые чешут волосы. Делают всё, что душе угодно. Поистине, стиль  а-ля «загородный житель».


5.    Во времена моей юности, когда скоростные поезда еще обгоняли пригородные электрички, пассажиры городского транспорта довольствовались тем, что коротали путь за хорошей книжкой или кроссвордом. Ну, разве встретишь иногда громкоголосого болтуна. Или заметишь случайно, как кто-то ковыряет в носу или поправляет неудачно врезавшиеся трусы.
      Да что я говорю! Это всем известно — старая школа.
      А теперь? Едешь утром на работу, а кругом — кто макияж наносит, а кто и ногти подстригает (прошлым летом была даже раз свидетелем того, как подстригали ногти на ногах). Другие оригиналы выщипывают брови, завязывают галстуки, давят прыщи, расчесываются и даже поливаются парфюмом, а кому-то непременно нужно искупаться в лосьоне.  Пассажир-стайл на любой вкус и цвет.


6.    Когда я был подростком, экспресс был лучше прочих пригородных поездов, а народ в метро всю поездку довольствовался хорошей книжкой или кроссвордом. И лишь изредка мне попадались любители громко поболтать, поковырять в носу или поправить врезавшиеся трусы – именно на виду у всех. Но то время  давно кануло в Лету.
      В наши дни рядом со мной в вагоне кто-то совершает «утренний намаз», другой стрижёт ногти на руках (и, как случилось наблюдать этим летом, на ногах). Иные выщипывают брови, завязывают галстуки, давят угри, даже пшикают парфюмом. Есть и те, кто просто-таки обливают себя лосьоном. Прочие расчёсывают волосы. Таков «мужской стриптиз» –  стиль публики пригородных поездов.


8.    В те времена, когда я был ребенком, экспрессы ходили чаще, чем электрички и  поэтому пассажиры проводили свое время в пути за чтением хорошей книги или решением кроссвордов. Я постоянно встречал и тех, кто разговаривал на весь вагон, ковырялся в носу, подтягивал брюки.  Да, мы все варились в одном котле. Эх, старые добрые времена.
     Сегодня же, сидящие рядом со мной пассажиры наносят макияж, делают маникюр (а этим летом один чудак подстригал ногти на ногах). Или же они выщипывают брови, завязывают галстуки, давят прыщи и даже сбрызгиваются духами. Есть и те, кто чуть ли не купают себя в лосьоне. Другие расчесывают волосы. И это все в стиле провинциальных жителей.


9.    В те дни, когда я рос, когда экспресс-поезда были быстрее местных поездов, стоящие пассажиры были рады провести время в поездке с хорошей книгой и кроссвордом. Иногда я встречал людей, которые громко говорили, или ковыряли в носу, или поправляли неловко сидящие штаны. Да, они существовали всегда.
      Это старая гвардия.   
      В наши дни, если кто-то рядом со мной в утреннем поезде накладывает косметику, то кто-то еще стрижет ногти на руках (а летом, бывает, еще и на ногах). Либо они выщипают брови, завязывают галстуки, выдавливают прыщи, и даже душатся. Есть и такие, которые просто уливаются лосьоном. Другие расчесываются. Прямо кадры из фильма «Мужской стриптиз», в стиле едущих на работу жителей пригорода.


10.    Во времена моего детства, тогда, когда в Нью-Йорке появились электрички-экспрессы, пассажиры по пути на работу читали книги или разгадывали кроссворды. Кто-то просматривал газету через плечо соседа, кто-то громко болтал, а кто-то подтягивал сползшие колготки. У всех нас в памяти ещё живы эти старые добрые времена.
        Теперь же, когда я еду на работу, справа от меня накладывают макияж, а слева – стригут ногти на руках или на ногах (мне и такое однажды довелось увидеть!). Ещё вы увидите тех, кто выщипывает брови, завязывает галстук, выдавливает прыщи, расчёсывает волосы или даже брызгается духами (некоторым просто необходимо с ног до головы залиться духами!). Чего только теперь не делают люди в пути!


12.    В моей молодости, в те дни, когда поезд-экспресс еще  ходил быстрее местного, стоящие пассажиры неприхотливо проводили время в пути с хорошей книжкой или кроссвордами. Периодически мне встречались хвастуны, люди, ковыряющиеся в носу или же те, кто пытается поправить слишком врезавшиеся трусы. Ну, слушайте, мы ведь все так ездили.
        Все это уже далекое прошлое.
        В наши дни, если кто со мной едет рядом, так обязательно одна красится, вторая подстригает ногти на руках (или, как было однажды летом, на ногах), кто-то еще выщипывает брови, давит прыщи или же брызгается духами. Одни просто заливаются лосьонами, другие причесываются. Этот «пассажирский стиль» включает в себя все, что угодно!


13.    В те далекие времена, когда я только подрастал и, когда экспрессы ходили быстрее электричек, стоящие пассажиры были довольны проводить свое время в пути, читая книгу или разгадывая кроссворд. Изредка можно было встретить громко разговаривающего, любителя поковырять в носу или кого-то, кому нужно было публично поправить одежду. Чего уж там, мы ведь все такие. Так заведено.
        В наше же время кто-то, сидящий рядом со мной в метро, накладывает макияж, кто-то ещё стрижет ногти (а однажды этим летом, что очень странно, даже ногти на ногах).
Также кто-то может выщипывать брови, завязывать галстук, давить прыщи и даже брызгаться духами. И есть даже такие, кто умывается лосьоном. Другие расчесывают волосы. Все это - безостановочный образ жизни.

14.    Во времена моего детства, когда экспрессы обгоняли электрички, пассажиры были довольны, проводя время в транспорте за книгой или кроссвордом. Иногда я конечно встречалась с теми, кто громко говорил, ковырялся в носу или с тем, кто пытался избавить себя от неудобств, причиняемых нижним бельём. Эй, мы все там были. Это было раньше.
       Теперь, утром во время поездки, один наносит макияж, другой подстригает ногти (а этим летом я даже видела, как кто-то подстригает ногти на ногах). Или выщипывают брови, завязывают галстук, выдавливают прыщи, даже распыляют парфюм. Некоторые просто обливаются парфюмом. Другие – причёсываются. Это всё, что можно ожидать от тех, кто добирается на работу.

Offline

 

#6 2011-11-17 17:29:05

administrator
Administrator

Re: Третий кур, контрастивный анализ

Opening the small wardrobe, I discovered three shirtwaists, each plain with large cuffs. They were next to two dark-colored skirts and a pair of boots that buttoned up the side. There was a modern Hammond typewriter at the desk, next to which was a notebook. On its cover, Sarah Wingate had written her name, as well as a title—The Riemann Hypothesis. Inside, line after line was filled with mathematical symbols and equations that resembled mere gibberish.

At the nightstand by the bed, there were two books: The Ambassadors and Dracula. At the bottom of the stack was last month's serialized installment of Edith Wharton's The House of Mirth as well as the September issue of Harper's. Sarah appeared to share popular literary tastes. Ten dollars was shoved into the back of a drawer, as was a pamphlet entitled Common Sense for Women's Suffrage.

Offline

 

#7 2011-11-21 01:05:55

administrator
Administrator

Re: Третий кур, контрастивный анализ

1. Открыв небольшой шкафчик, я увидел три простых английских блузы с широкими манжетами. Рядом – две темных юбки и пара сапог, которые застегивались сбоку. На столе стояла современная печатная машинка “Hammond”, рядом с которой лежал блокнот. На обложке Сара Уингейт написала свое имя и заглавие – “Гипотеза Римана”. Каждая строчка внутри была испещрена математическими символами и уравнениями, больше напоминающими простую тарабарщину.

На прикроватном столике находились две книги: “Послы” и “Дракула”. Внизу стопки – “Обитель радости” Эдит Уортон, вышедшая в прошлом месяце, и сентябрьский выпуск “Harper”. Похоже, Сара разделяла современные литературные вкусы. Десять долларов были засунуты в дальний угол ящика, там же был и памфлет “Здравый смысл” для женского избирательного права.

2. Открыв небольшой шкаф, я обнаружил три однотонные английские блузы с длинными рукавами и широкими манжетами. Тут же висели две темные юбки, и стояла пара ботинок. На письменном столе располагалась последняя модель печатной машинки Hammond, а рядом лежала записная книжка. На обложке Сара Уингейт написала свое имя, и еще заголовок - Гипотеза Римана . Внутри блокнот был сплошь исписан непонятными математическими символами и уравнениями.

На тумбочке рядом с кроватью лежали две книги:"Послы"  и "Дракула" , а под ними -  вышедшая в прошлом месяце очередная часть романа Эдит Уортон "Обитель радости" , и  сентябрьский выпуск журнала "Харперс Мэгэзин" . Похоже, Сара разделяла общепринятые литературные вкусы. В глубине ящика я нашел затолканную десятидолларовую купюру, а также некий памфлет под названием "Здравый смысл за женское избирательное право".

3. Открыв небольшой гардероб, я обнаружил три блузки-рубашки, совершенно обыкновенные, с широкими манжетами.  Рядом с ними – две темного цвета юбки и пара сапог с боковой застежкой-молнией. На столе – современная печатная машинка Хаммонд и рядом с ней записная книжка. На ее обложке Сара Вингейт написала свое имя, а заодно и заголовок – «гипотеза Римана». Внутри, строчка за строчкой, блокнот был исписан математическими символами и уравнениями, что казалось совершенной бессмыслицей.

У кровати, на ночном столике лежала пара книг: «Послы» и «Дракула». Под стопкой из книг – последний выпуск издаваемой частями «Обители радости» Эдит Уортон и сентябрьский номер «Харперс». Как оказалось, Сара  разделяла популярные литературные увлечения. В глубине выдвижного ящика завалялись десять долларов и брошюрка под названием «Здравый смысл относительно избирательного права женщин».

4. Открыв маленький гардероб, я осмотрел три одноцветные блузки с большими манжетами. Рядом были две темные юбки и пара сапожек на длинной застежке. На столике, возле новой печатной машинки «Хаммонд», лежал блокнот. На его обложке Сара Уингейт написала свое имя и название – «Гипотеза Римана». Внутри, строчка за строчкой, блокнот был исписан математическими символами и уравнениями, похожими на какую-то бессмыслицу.

На ночном столике возле кровати лежали две книги – «Послы» и «Дракула». Внизу этой стопки был последний изданный отрывок «Обители радости» Эдит Уортон и сентябрьский выпуск «Харперс». Очевидно, Сара предпочитала современную литературу.

Вглубь ящика были брошены десятидолларовая купюра и памфлет, озаглавленный «Здравый смысл для суфражисток»


5. Открыв ее небольшой гардероб, я обнаружил три довольно обычные английские блузки с большими манжетами. Рядом с ними были две темные юбки и пара сапог с боковой застежкой. На столе, рядом с блокнотом, стояла новая печатная машинка Хоммонд. На обложке блокнота Сара Уингейт написала свое имя и название: гипотеза Римана. Сам же блокнот, строчка за строчкой был исписан математическими символами и уравнениями, не имеющими для меня ни малейшего смысла.
На тумбочке рядом с кроватью были две книги: «Посол» и «Дракула». На дне стопки лежали последняя глава из романа «Дом радости» Эдит Уортон, выпущенная в этом месяце, и сентябрьский выпуск журнал «Харперс». Похоже, Сару интересовала популярная литература. В дальний ящик комода она засунула 10 долларов и брошюру с надписью «Здравый смысл и женское избирательное право».

6. Открыв небольшой платяной шкаф, я увидел три выглаженные блузы с широкими манжетами. Рядом лежали две темные юбки и пара зашнурованных ботинок. На столе стояла пишущая машинка Хаммонд и тетрадь, на обложке которой Сара Вингейт вывела свое имя и заголовок «Риманова гипотеза». Листы покрывали множество математических символов и уравнений, которые скорее напоминали бессвязные каракули.

На прикроватной тумбе покоились две книги: «Послы» Генри Джеймса и «Дракула» Стоукера. Внизу лежали выпуск прошлого месяца «Обители радости» Эдита Уортона и сентябрский журнал Харперс. Сара, как оказалось, разделяла популярные литературные вкусы. Десятидолларовая купюра была запрятана вглубь ящика, как и брошюра под названием «Здравый смысл в пользу женского права голоса»

7. Открыв небольшой шкаф, я обнаружил три блузки с длинным рукавом,  каждая была простой, без рисунка и с огромными манжетами. Блузки находились за  двумя темными юбками и парой сапог, застегнутых по бокам. На столе стояла  новая пишущая машинка Хаммонд, за которой лежала записная книжка. На ее обложке, помимо имени Сары Вингейт, так же было написано в качестве названия – Гипотеза Римана. Внутри строка за строкой была исписана математическими символами и уравнениями, больше похожих на бессмыслицу.

На тумбочке рядом с кроватью были две книги: «Вестники» и «Дракула». Внизу стопки лежал постоянный выпуск «Дома веселья» Эдита Уортона за прошлый месяц, а также сентябрьское издание Харбер. Сара, казалось, разделяла популярные литературные вкусы. В ящик стола были засунуты 10 долларов, также как и брошюра с заголовком «Общие принципы женского избирательного права».

8. Открыв маленький платяной шкаф, я нашел там три английских блузы с большими манжетами на рукавах. Рыжом были две темные юбки и пара сапог, застегивающихся с боку. Современная пишущая машинка Хаммонд находилась на столе, рядом  стоял ноутбук. На его крышке Сара Уингэйт подписала свое имя, а ткаже название: Гипотеза Римана. Внутри, строки дна за другой были заполнены математическими символами и уравнениями, которые напоминали простую тарабарщину.

На тумбочке у кровати лежали две книги: «Амбассадоры» и «Дракула». Внизу стопки лежал очередной выпуск «Дома Веселья» Эдита Уортона и сентябрьский номер Харпера. Сара, казалось, разделяла популярные литературные вкусы. Десять долларов были засунуты в заднюю часть ящика, где лежала брошюра под названием «Здравый Смысл в Предоставлении Женщинам Избирательного Права»

9. Открыв маленькие шкафчики, я обнаружил три блузки, неброские, с крупными манжетами. Они были рядом с двумя темными юбками и сапогами, которые имели застежки по бокам . На столе была современная пишущая машинка «Хаммонд», рядом с которой был ноутбук. На ее обложке Сара Уингейтс написала своё имя, а так же название – «Гипотеза Римана». Страница книги строка за строкой были исписаны математическими символами и уравнениями, просто бред.

В тумбочке около кровати было две книги: «Послы» и «Дракула». На самом дне стеллажа  была подписка на произведения Эдит Уортон «Дом веселья» за последний месяц, а также сентябрьский номер «Харпер».Значит Сара предпочитала популярную литературу . Десять долларов лежали в глубине ящика рабочего стола так же, как и брошюра «Здравый Смысл Для Избирательного Права Женщин»

10. Открыв маленький платяной шкаф ,я обнаружил там три английских блузы ,каждую  с большими манжетами. Рядом были две темные юбки и пара ботинок, которые застегивались сбоку. За столом была современная хоммондская пишущая машинка, рядом с ней был портативный компьютер. На ее панели Сара Вингейт написала свое имя, так же как название-Риманн Хипотезис. Внутри, линяя за линией были заполнены математическими символами и уравнениями ,которые напоминали простую тарабарщину.

В тумбочке у кровати было две книги : Послы и Дракула. . У основания стека был преобразованный в последовательную форму взнос прошлого месяца Палаты Эдит Уортон Радости так же как сентябрьской проблемы Арфиста .Сара, казалось ,разделяла популярные литературные вкусы. Десять долларов запихнули в заднюю часть ящика ,где была брошюра под названием «Здравый смысл Женского Избирательного права»

11. Открыв гардероб, я обнаружил там три английских блузки, все однотонные и с большими манжетами, кроме того, там были две юбки темного цвета и застегнутая пара ботинок. На столе лежала книга современного автора, а рядом блокнот, на обложке которого было написано имя Сара Вингейт и название «The Reimann Hypothesis». Блокнот был исписан какой-то неразберихой, немного схожей с математическими знаками.

На ночном столике  лежали две книги: Посланники и Дракула. Сверху на них - ежемесячное издание Эдит Уартон «Дом веселья» и  сентябрьский номер «Харпера». Было очевидно, что Сара интересовалась модными изданиями. У задней стенки выдвижного ящика, за памфлетом «Здравый смысл женского избирательного права», оказалась десятидолларовая купюра.

Offline

 

Board footer

Написать администратору
© Copyright 2002–2005 Rickard Andersson