Форум кафедры иностранных языков и перевода УрФУ

Обратно на сайт

You are not logged in.

#1 2008-12-09 11:15:15

necta
Member

Вудхауз. Предпереводческий анализ

Здесь можно выложить материалы по предпереводческому анализу конкурсного отрывка.

Offline

 

#2 2008-12-11 10:30:42

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Предпереводческий анализ зачетного текста:
Service With a Smile is a novel by P.G. Wodehouse, first published in the United States on October 15, 1961 by Simon & Schuster, Inc., New York, and in the United Kingdom on August 17, 1962 by Herbert Jenkins, London. It is the eighth full-length novel set at the beautiful Blandings Castle, and features the unstoppable Uncle Fred in his fourth and final novel appearance.
More turmoil at Blandings Castle, as Lord Emsworth finds his idyllic home overrun not only with the local Church Lad's Brigade, but also old curmudgeon the Duke of Dunstable and publishing magnate (and fellow pig-lover) Lord Tilbury, both scheming to get their hands on Emsworth's peerless pig, Empress of Blandings. Meanwhile, star-crossed lovers battle the iron will of Lady Constance Keeble. Fortunately, Uncle Fred is also on hand, to sort things out.
Lavender Briggs
Secretary to Lord Emsworth in Service With a Smile, Miss Briggs is a tall young girl, with a cold, haughty eye, harlequin glasses, and what her former employer Lord Tilbury describes as "hair like seaweed". She becomes the bane of Emsworth's life with her haughty efficiency. Requiring capital to start her own typing business, her schemes to acquire it by stealing the Empress get her fired from her job, but her friendship with Uncle Fred sees her through.
Clarence Threepwood, 9th Earl of Emsworth, Viscount Bosham or Lord Emsworth is a recurring fictional character in the Blandings stories by British comic writer P. G. Wodehouse, being the benevolent and somewhat absent-minded patriarch of the large Threepwood family. Longing for nothing more than to potter peacefully in the idyllic gardens of Blandings Castle, he must frequently face the unpleasant reality of his domineering sisters and familial duties.
Sir Pelham Grenville Wodehouse, KBE (15 October 1881 – 14 February 1975) (IPA: /ˈwʊdhaʊs/) was an English comic novelist, who enjoyed enormous popular success during a career of more than 70 years and continues to be widely read. Despite the political and social upheavals that occurred during his life, much of which was spent in France and the United States, Wodehouse's main canvas remained that of pre-war English upper-class society, reflecting his birth, education, and youthful writing career.
Lady Constance Keeble (née Constance Threepwood, later Constance Schoonmaker) is a recurring fictional character in the Blandings stories by British comic writer P. G. Wodehouse, being Lord Emsworth's most formidable sister, a strikingly handsome woman, with a fair, broad brow, and perfectly even white teeth. She has the carriage of an empress, and her large grey eyes are misleadingly genial.
James Schoonmaker
An American, Schoonmaker was in his youth a sporting man, an All-American footballer, and an old crony of Gally (although he referred to him as "Johnny"), who mixed the finest Mint Julep in America. He also knew Uncle Fred before that worthy's ascension to Earldom, at which time Schoonmaker was a junior member of a Wall Street firm. By the time we hear of him, he has succeeded in business and made a considerable fortune, and become a large and impressive gentleman, with what the Duke of Dunstable describes as a "head like a Spanish onion", interrupted by tortoiseshell glasses.
French Revolution, major transformation of the society and political system of France, lasting from 1789 to 1799. During the course of the Revolution, France was temporarily transformed from an absolute monarchy, where the king monopolized power, to a republic of theoretically free and equal citizens. The effects of the French Revolution were widespread, both inside and outside of France, and the Revolution ranks as one of the most important events in the history of Europe.
George Cyril Wellbeloved
Wellbeloved is Emsworth's first pig man, who we first meet off-screen, when his unfortunate imprisonment (fourteen days for being drunk and disorderly in the tap-room of the Goat and Feathers), leaves his charge the Empress of Blandings off her food, in the short "Pig-hoo-o-o-o-ey".
A tall, red-headed man with a pronounced squint, his drinking tendencies fail to scupper the Empress' bid for victory in the Fat Pigs competition at the 87th Shropshire Agricultural Show. He later proves treacherous, abandoning the Empress to work for Parsloe-Parsloe by the time of "Company for Gertrude".
He returns to Blandings for a spell in Service With a Smile, by which time he has acquired a broken nose during a political debate outside the Goose and Gander, a result of his support of communism. He betrays his master once more, accepting a bribe to help steal the Empress, and is given the push once and for all. In Galahad at Blandings, we learn he has inherited a pub in Wolverhampton, and he returns briefly to the castle on visitors day, worrying his former master with his dire diagnosis of the Empress' condition.
Beach, butler at the castle
The London School of Economics and Political Science, more commonly referred to as The London School of Economics or LSE, is a specialist college of the University of London in London, England. It was founded in 1895, and officially joined the federal University in 1900 as the Faculty of Economics, beginning to issue its degrees from 1902. Today it is regarded as one of the world's leading academic institutions and remains a specialist single-faculty constituent college of the University, the only such institution in Britain. Located on Houghton Street in Westminster, off the Aldwych and next to the Royal Courts of Justice and Temple Bar, it describes itself as "the world‘s leading social science institution for teaching and research".
Cuthbert Meriweather
A name used by Bill Bailey when he visits Blandings incognito.
Sir Gregory Parsloe-Parsloe is a fictional character from the Blandings stories of P. G. Wodehouse. The seventh Baronet, who resides at Matchingham Hall, he is the son of the Very Reverend Dean Parsloe-Parsloe and is the rival and enemy of Lord Emsworth, master of Blandings Castle.
Empress of Blandings is a fictional pig, featured in many of the Blandings Castle novels and stories by P. G. Wodehouse. Owned by the doting Lord Emsworth, the Empress is an enormous black Berkshire sow, who wins many prizes in the "Fat Pigs" class at the local Shropshire Agricultural Show, and is subject of many plots and schemes, generally involving her kidnap for various purposes.
Frederick Altamont Cornwallis Twistleton, 5th Earl of Ickenham, commonly known as Uncle Fred, is a fictional character from the short stories and novels of P. G. Wodehouse. An energetic and mischievous old chap, his talent for trouble is the bane of his nephew Pongo Twistleton's life.

Offline

 

#3 2008-12-15 19:06:23

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

ПЕРЕВОД.

Поговорив с Лавандой Бригадной и дав ей разрешение провести ночь в Лондоне, леди Констанция удалилась в свой будуар, чтобы просмотреть письма, пришедшие к ней с утренней почтой. Одно из них было от её нью-йоркского друга, Джеймса Шунмейкера, и она читала его письмо как всегда с большим удовольствием, когда с другой стороны двери послышался звук сильного порыва ветра – и лорд Эмсценный внезапно появился на пороге. И она уже готова была произнести критическое «О, Кларенс!» - привычную формулу для того, чтобы ставить его на своё место – когда увидела его лицо, и слова застыли у неё на губах.

Он был розовато-лиловый, и его глаза, обычно такие спокойные, сверкали под пенсне странным светом. Ей требовался всего лишь короткий взгляд на него, чтобы понять, что он был в одном из своих редких безумных настроений. Такое случалось, может, раза два в год, и даже она, считающая себя сильной женщиной, невольно робела перед такими состояниями, и в этих случаях он переставал быть «тряпкой», которую можно было успокоить словами «О, Кларенс!» и становился чем то бОльшим, чем ветры, которые время от времени проносятся по штату Канзас, заставляющие его жителей стремительно прятаться в погребах. Когда угнетенные поднимаются и начинают драку с притеснителем,  их ярость всегда чудовищна. Это заметили во время Французской революции.
«Где эта проклятая Бригадная?» - спросил он, выругавшись, будто он господин, а не трус, привыкший скручиваться в клубок при взгляде хозяина. «Констанция, ты где-нибудь видела эту окаянную женщину? Я её уже везде искал».
Обычно, леди Констанция поторопилась бы осудить такую неопределенность речи, но до тех пор, пока его агрессивное настроение не улетучится, она знала, что голос авторитета должен быть тихим.
«Я отпустила её на ночь в Лондон»  - ответила она почти смиренно.
«Значит так…» - сказал лорд Эмсценный. Он забыл об этом, как и о большинстве вещей. «Да, правильно. Она сказала мне. Я еду в Лондон – сказала она. Теперь я вспомнил».
«Зачем тебе понадобилась мисс Бригадная?»
Лорд Эмсценный, который уже успокаивался, снова вскипел. Его пенсне слетели с носа и болтались на цепочке, так выходило всегда, когда он был сильно взволнован.
«Я собираюсь уволить её!»
«Что!»
«Она больше и дня не останется в этом месте! Я только что уволил Любимцева!»
Было бы очень грубо сказать, что леди Констанция замычала, но звук, который она издала, имел определенное сходство с блеянием испуганной овечки, пасущейся на луговине. Она была не только одним из самых преданных поклонников Джорджа Любимцева, но также она знала, как высоко ценил прислугу её брат, и она посчитала невероятным тот факт, что он должен спонтанно расстаться  с ними. Она могла без труда представить себя без Плеже, этого бесподобного дворецкого. Она немного сжалась на стуле. У неё было впечатление, что этот человек с дикими глазами обезумел, и её осенило: те грозные слова, которые сказал Герцог предыдущим днём.  «Точно спятил», - сказал он. – «Достигший стадии непонимания и может стать опасным в любой момент». Это не было странным, что момент настал.
«Но Кларенс!» - рыдала она, и лорд Эмсценный, который взял свой пенсне и угрожающе размахивал им перед ней как ретариус на римской арене, готовый бросить свою сеть.
«Нет ничего хорошего в том, чтобы сидеть здесь и говорить «Но Кларенс!» - сказал он, надев пенсне на нос и свирепо смотря сквозь них. «Я сказал ему, чтобы он убрался отсюда через 10 минут, иначе я возьму ружьё!»
«Но Кларенс!»
«Перестань говорить это!»
«Нет-нет, прости…Я просто хочу узнать почему?»
Лорд Эмсценный проявил уважение к вопросу. Он посчитал его справедливым.
«Ты имеешь в виду, почему я уволил его? Я скажу тебе, почему! Он – змея в траве! Он и Бригадная планировали украсть мою свинью!»
«Что!»
«Ты глухая? Я сказал, они собирались украсть Императрицу!»
«Но Кларенс!»
«Если ты ещё раз, ещё раз скажешь «Но Кларенс!» - угрожающе сказал лорд. –«Я буду знать что с этим делать. Я предполагаю, ты хочешь сказать, что не веришь мне».
«Как я могу тебе верить? Мисс Бригадная пришла сюда с лучшими рекомендациями. Она выпускница Школы экономики в Лондоне».
«Ну, вероятно, одним из курсов, которому она обучилась там, был курс как красть свиней»
«Но Кларенс!»
«Я предупреждал тебя, Констанция!»
«Прости, я имела в виду, ты должно быть ошибаешься!»
«Как бы не так! Я слышал всю отвратительную историю из уст Меривезера, друга Икенхема. Он рассказал мне всё в жестоких деталях. По его рассказу, кто-то хочет Императрицу себе и подкупил Бригадную, чтобы та украла её. Я должен был подозревать сэра Грегори Парсло как тайного лидера, стоящего за созданием плана, только вот он на юге Франции. Но я предполагаю, он мог дать предварительные распоряжения в письмах».
Леди Констанция сжала пальцами виски.
«Мистер Меривезер?»
«Ты знаешь его. Большой парень с лицом гориллы»
«Но как он вообще мог знать?»
«Она сказала ему»
«Сказала ему?»
«Точно. Она хотела, чтобы он был её сообщником, чтобы работал с Любимцевым. Она обратилась к нему вчера и сказала, что если он не согласится помочь украсть Императрицу, она разоблачит его. Он, бедняга, должно быть, испытал неприятный шок. Это совершенно не та просьба, с которой бы мужчина хотел, чтобы женщина обратилась к нему».
Леди Констанция, которая на мгновение разжала виски,  снова усилила хватку. Она чувствовала, что голова её раскалывается.
«Разоблачит его?» - сипло прошептала она. – «Что ты имеешь в виду?»
«Что я  имею в виду? А, ясно. Что я имею в виду. Да, точно. Я должен был объяснить, да? Кажется, его имя не Меривезер. Ещё что-то, но я забыл. Это не имеет значения. Дело в том, что Бригадная как-то выяснила, что он находился здесь под вымышленным именем, насколько я понял».
«Ты имеешь в виду, он обманщик?»
Леди Констанция говорила с изобилием эмоций. В последние несколько лет Замок Блендинг был особенно богат на обманщиков, заметными среди них были Лорд Икенхем и его племянник Понго, и она очень уважала их, но теперь не хочет видеть обоих до конца своих дней. Хозяйка была раздражена и недовольна, когда выяснила, что каждый второй гость, которого она принимала, наслаждались её гостеприимством под вымышленным именем, и иногда ей казалось, что в Замке обманщиков как мышей в других домах – вывод, после которого её гордых дух взбунтовался.
«Кто этот человек» - спрашивала она. – «Кто он?»
«Он сказал мне, но ты же знаешь, какая у меня память. Помню только, что тот человек был священником».

Offline

 

#4 2008-12-16 14:05:18

Anastasia
Member

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Предпереводческий анализ отрывка из "Service With a smile" Анастасия Британова

Пелэм Грэнвил ВУДХАУЗ (Pelham Grenville Wodehouse, 1881-1975) – знаменитый англо-американский писатель, автор многочисленных романов, рассказов, мюзиклов и пьес, создатель Дживса и Вустера, лорда Эмсворта, Псмита, Укриджа, мистера Муллинера.

Service With a Smile - First published in US: October 15 1961 by Simon & Schuster, New York
First published in UK: August 17 1962 by Herbert Jenkins, London

Действующие лица:
Clarence – Клэренс Эмсуорс  - 9й из графов Эмсуорсов – 61 год, обожает цветы и Императрицу
Lavender Briggs – Лаванда Бриггс - секретарь лорда Эмсуорда, высокая женщина, вначале работавшая у Лорда Тилбери, мечтающая об открытии агентства машинописи. Эмсуорс увольняет её за попытку кражи свиньи Императрицы.
Lady Constance Keeble —Леди Констанс Кибл - властная сестра Лорда Эмсуорса, влюблённая в Джеймса Скунмэйкера – процветающего американца
George Cyril Wellbeloved  - Джордж Сирил Веллбелавд (в англоязычном варианте фамилия звучит как «Возлюбленный» или «Любимый»)
Lord Ickenham – Лорд Иккенхэм –  пятый из потомственных графов Иккенхамов -  друг Джеймса и еще недавно – друг Лорда Эмсуорса, занимающийся решением всех вопросов во поместье Блэндингз
 
Burst – взрыв, разрыв снаряда, пулемётная очередь
Was about to utter a rebuking  - уже была готова произнести слова упёка
Doormat – слабовольный, бесхарактерный человек.
To quell – успокаивать, подавлять
Laxity of speech – вольность, халатность
wild-eyed man was running amok - Человек с безумными глазами, впадающий в бешенство.
'Definitely barmy -  определённо спятивший
retarius in the Roman arena – Ретиариус – гладиатор с сетью в древнем Риме.
Imposter – лжец, проходимец
Blandings Castle – поместье  Блэндингз – место, где разворачиваются действия
Curate – викарий – помощник приходского священника

Offline

 

#5 2008-12-17 00:00:11

Shadrina
Member

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Предпереводческий анализ отрывка из "Service With a smile"

Сэр Пэ́лем Грэ́нвил Вудха́уз (англ. Sir Pelham Grenville Wodehouse; 15 октября 1881 — 14 февраля 1975) — популярный английский писатель-юморист, драматург, комедиограф. Рыцарь ордена Британской империи. На протяжении всего его творчества произведения «короля комедии» Вудхауза пользовались огромным успехом, им восхищались многие знаменитости от Киплинга до Оруэлла. Наиболее известен его цикл романов о молодом британском аристократе Берти Вустере и его находчивом камердинере Дживсе, а также снятый по мотивам этого цикла британский телесериал «Дживс и Вустер» (1990—1993), в котором снялись известные комические актёры Стивен Фрай и Хью Лори.

Вудхауз — автор 15 пьес и около 30 музыкальных комедий. Он работал с Колом Портером над мюзиклом Anything Goes (1934), с Рудольфом Фримлем — над мюзиклом The Three Musketeers (1928), регулярно сотрудничал с Джеромом Керном и Гаем Болтоном. Вудхауз — автор текстов популярных песен, в частности, тех, что вошли в мюзикл Гершвина-Ромберга «Rosalie»

Персонажи Вудхауза (особенно Берти Вустер) были весьма непопулярны у представителей британского истэблишмента. Согласно рассекреченным позже документам, когда Вудхауза в 1967 году рассматривали в качестве кандидата на Companion of Honour, сэр Патрик Дин, посол Великобритании в Вашингтоне, заметил, что «это весьма укрепило бы образ Берти Вустера как воплощение британского характера, вопреки всем нашим попыткам эту ассоциацию искоренить».
Персонажи Вудхауза часто эксцентричны, имеют самые странные пристрастия, например к свиньям (лорд Эмсуорт), тритонам (Гасси Финк-Ноттль) или носкам (Арчибальд Маллинер). Как правило они добродушны, но попадая в трудную ситуацию крайне ухудшают свое положение любой попыткой ее улучшить. Причем в первую очередь аристократы у Вудхауза выглядят и ведут себя наиболее странно: именно их чудаковатые выходки как раз и усложняют сюжет повествования.
Значительную роль в сюжетах Вудхауса играют родственники, особенно тетушки: как правило, они вредят на финансовом фронте, мешают героям устроить личную жизнь и вообще делают все, чтобы испортить им настроение. Друзья также редко приходят на помощь главным героям: их главная функция состоит в том, чтобы вызывать всевозможные осложнения. Часто в произведениях Вудхауза главный герой ставит себя в затруднительное положнение как раз затем, чтобы выручить друга.

Some words
to utter a rebuking – произнести, высказать упрек
mauve - сиреневый
glittered - блестевший
berserk moods – неистовые капризы, настроения
oppressor - угнетатель
formidable -огромный
to boiling point – к точке кипения
resemblance - подобие
the utterance - произнесение
shrank - сжиматься
running amok – бытие вне себя
ominous words – зловещие слова
a shot-gun - дробовик
to be plotting  - быть в заговоре
sordid story – противная история
imposter - самозванец
a curate – - Вика́рий (лат. vicarius — «заместитель», «наместник»)
после Римских императоров Диоклетиана и Константина Великого правитель диоцеза (области) Римской империи, подчинённый префекту.

a retarius – ретиариус – гладиатор в Риме: ("люди с сетью") были одеты в короткий фартук, небольшой защитный щиток на правом плече и держали ловчую сеть в правой руке

Offline

 

#6 2008-12-18 09:19:15

Rybkina Julia
Member

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Предпереводческий анализ отрывка из "Service With a smile"

Sir Pelham Grenville Wodehouse, KBE (15 October 1881 – 14 February 1975) was an English comic novelist, who enjoyed enormous popular success during a career of more than 70 years and continues to be widely read. Despite the political and social upheavals that occurred during his life, much of which was spent in France and the United States, Wodehouse's main canvas remained that of pre-war English upper-class society, reflecting his birth, education, and youthful writing career.

Service with a smile is a novel by P.G. Wodehouse, first published in the United States on October 15, 1961 by Simon & Schuster, Inc., New York, and in the United Kingdom on August 17, 1962 by Herbert Jenkins, London. It is the eighth full-length novel set at the beautiful Blandings Castle, and features the unstoppable Uncle Fred in his fourth and final novel appearance.

Offline

 

#7 2008-12-18 09:21:00

Rybkina Julia
Member

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Перевод отрывка из "Service With a smile"

Переговорив с  Лавандой Бриггс и разрешив ей поехать на ночь в Лондон, леди Констанция уединилась в своем будуаре проверить письма, которые пришли для нее с утренней почтой. Одно из писем было от ее друга Джеймса Шунмейкера из Нью-Йорка, и вот, когда она читала письмо с таким удовольствием, которое доставляет ей чтение его писем, послышался звук за дверью, похожий на порывистый ветер, и Лорд Эмсворт внезапно появился на пороге. И она готова была воскликнуть осуждающе: «О, Клеренс!», обычную формулировку для того, чтобы поставить его на своё место, как вдруг она поймала выражение его лица, слова застыли на ее губах. Лорд был светло сиреневого цвета, и его глаза, обычно такие спокойные, блестели за пенсне странным светом. Нужен был один лишь взгляд для того, чтобы сказать ей, что он находился в одном из своих редких состояний – ярости. Такое случалось с ним раза два в год, и даже ее, такую сильную женщину, чуть ли не в дрожь бросало, ибо в такие моменты он переставал быть «тряпкой», которую восклицание «О, Клеренс!» могло подавить, а становился кем-то большим, как сильные ветры, которые время от времени дуют в штате Канзас и загоняют его жителей в подвалы. Когда угнетенные восстают против угнетателя, их ярость всегда неистова. Это заметили во Французской Революции.
«Где эта чертова Бриггс?», - сказал он, как отрезал, слово был властителем мира, а не трусом, который смущался при любом мимолетном взгляде секретаря.
«Констанция, ты не видела эту проклятую женщину? Я обыскался ее повсюду».
Обычно, Леди Констанция стала бы поспешно критиковать такую несдержанную речь, но она знала, что авторитетный голос должен молчать, пока не пройдет его грозное настроение.
«Я отпустила ее в Лондон на ночь», - ответила она едва ли не смиренно.
«Так значит, отпустила», - сказал Лорд Эмсворт. Он забыл об этом, как забывал о многих других вещах. «Ах да, точно, она говорила мне. «Я собираюсь в Лондон», - сказала она, да, я припоминаю теперь».
«Зачем тебе Мисс Бриггс?»
Лорд Эмсворт, который делал вид, что успокоился немного, вновь закипел. Пенсне свалилось с его носа и прыгало на конце шнурка, как и обычно, когда он был сильно взволнован.
«Я собираюсь уволить ее!»
«Что?!»
«Она не пробудет здесь и дня. Я только что уволил Веллбилавда».
Сказать, что Леди Констанция заблеяла - было бы слишком резко, но звук, который она издала, действительно имел точное сходство с нервным блеянием испуганной овцы, пасущейся в лугу. Она не была одной из горячих поклонниц Джорджа Сирила Веллбилавда, но знала, как сильно ее брат дорожил выполнением его работы, ей казалось невероятным, что он сможет спокойно без него обойтись. То же самое, если бы она уволила Бич, бесподобного дворецкого. Мгновенно представив это, она немного съежилась, сидя в своем кресле. Она была под впечатлением того, что человек с дикими глазами обезумел, и ей на ум пришли пророческие слова, которые произнес Князь в предыдущий день. «Точно спятил»! Уже стал заговариваться и может стать опасным в любой момент». Было бы не так странно предполагать, что этот момент настал.
«Но, Клеренс!», - воскликнула она, и Лорд Эрмсвот, который было уже снова надел свое пенсне, начал устрашающе размахивать им перед ней, как гладиатор на римской арене, готовым бросить сеть.
«Какой смысл сидеть там и говорить «Но, Клеренс», сказал он, надевая пенсне и сверкая глазами через него. «Я сказал, если он не уберется через десять минут, я возьму ружье».
«Но, Клеренс!»
«Хватит это повторять!»
«Нет, нет, извини. Я только хотела узнать почему».
Лорд Эмсворт подумал над вопросом. Он показался Лорду уместным.
«Ты имеешь в виду, почему я уволил его? Я скажу тебе, почему я уволил его. Он змея подколодная. Он с этой Бриггс замышлял украсть мою свинью».
«Что?»
«Ты глухая что ли? Я сказал, они замышляли украсть Императрицу»
«Но, Клеренс!»
«Если ты хоть еще раз скажешь «Но, Клеренс!», хоть еще раз, - сурово сказал Лорд – Уж я придумаю, что с тобой делать. Мне кажется, ты пытаешься мне сказать, что ты мне не веришь».
«Как я могу верить тебе? У Мисс Бриггс превосходные рекомендации. Она окончила Лондонский институт экономики».
«Ну, очевидно, всему, что ее научили – это как воровать свиней».
«Но, Клеренс!»
«Я тебя предупредил, Констанция!»
«Извини, я имела в виду, что ты должно быть ошибаешься».
«Да провались я на месте, если я ошибаюсь! Я знаю всю эту грязную историю из уст Меривезера, друга Икенхема. Он рассказал мне ее в мельчайших подробностях. По его словам, неизвестный хочет заполучить Императрицу и подкупил эту Бриггс украсить свинью для него. Я бы подозревал сэра Грегори Парслоу, мастера по заговорам, вот только он сейчас на Юге Франции. Хотя мог сделать подготовительные распоряжения в письме, я так думаю».
Леди Констанция надавила на виски.
«Мистер Меривезер?»
«Ты знаешь Меривезера. Здоровый детина с лицом гориллы?»
«Но откуда мистер Меривезер мог узнать?»
«Она рассказала ему»
«Рассказала ему?»
«Да, она хотела, чтобы он тоже был ее помощником в компании с Веллбилавдом. Она обратилась к нему вчера и сказала, что если он не согласится украсть Императрицу, она его разоблачит. Наверно было жуткий шок для бедняги. Совсем не то, что хотелось бы услышать».
Леди Констанция расслабила зажатые виски на мгновение и надавила на них снова. У нее было беспокойное ощущение, что если она этого не сделает, ее голова расколется на части.
«Разоблачить его?» - хрипло прошептала она – О чем ты?»
«О чем я? А, ну ясно. О чем я? Ну да, действительно. Я должен был объяснить это, не так ли? Кажется, его зовут не Меривезер. Как-то по-другому, я забыл. Но важно не это. Важно то, что эта Бриггс узнала как-то, что он был здесь под псевдонимом,  так кажется, это называется, и она шантажировала его этим».
«То есть он самозванец?»
Леди Констанция говорила с наплывом эмоций. Последние годы Блендингский замок необычайно богат самозванцами, один из приметных среди них это Лорд Икенхем и его племянник Понго, у Констанции закончился предел терпения, и она больше не хотела видеть ни того ни другого пока жива. Хозяйку раздражает и злит, когда она узнает, что каждый второй гость, которого она принимает, наслаждается гостеприимством под вымышленным именем, и иногда ей кажется, что в Блендингском замке столько самозванцев, сколько в других домах - мышей, и это тот случай, когда ее гордая натура протестует.
«Кто этот человек? – вопрошала она, - кто он?»
«Эх, тут, я боюсь, ты меня поймала, - сказал Лорд. «Он говорил мне, но ты знаешь какая у меня память. Я точно помню, он сказал, что этот человек викарий».

Last edited by Rybkina Julia (2008-12-18 09:22:10)

Offline

 

#8 2008-12-18 10:17:18

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Blandings Castle (перевод первой части)
Побеседовав с Лавандой Брик и разрешив ей съездить на ночь в Лондон, Леди Констанс удалилась в свой будуар, чтобы просмотреть письма, которые пришли с утренней почтой. Одно из них было от ее друга Джеймса Шунмайкера из Нью-Йорка, и она принялась читать его с тем удовольствием, которое всегда доставляли ей его письма, но в этот самый момент из-за двери  донесся звук, похожий на сильный порыв ветра, и Лорд Имсворс внезапно появился на пороге. Она уже была готова возмущенно воскликнуть: «О, Клэренс!», что было привычным способом поставить его на место, но как только она поймала его взгляд, слова застыли у нее на губах.
Его лицо имело слегка розоватый оттенок, а его глаза, обычно такие спокойные, странным образом сверкали из-под пенсне. Его взгляд говорил ей, что он пребывал в нехарактерном для него яростном настроении. Это происходило с ним примерно дважды в год, и даже она, сильная женщина, впадала в состояние, близкое к паническому, при виде его; в эти моменты он переставал быть тряпкой, для которой  восклицание « О, Клэренс» было подавляющим и становилось чем-то более страшным, чем ураганные ветра, которые время от времени проносятся через штат Канзас и заставляют его жителей мгновенно скрываться в своих подвалах. Когда угнетенные поднимаются и начинают овладевать своим угнетателем, их ярость всегда ужасающа. Этот факт прослеживается во Французской революции. 
«Где эта чертова женщина Брик?» - спросил он так грубо, как если бы он был владельцем мужиков и не трусом, привыкшим сворачиваться в клубок от ясного взгляда секретарши. «Вы где-нибудь видели эту проклятую женщину, Констанс? Я уже все обыскал!»
В обычной ситуации Леди Констанс поспешно бы раскритиковала такую небрежность речи, но она знала, что до тех пор, пока его агрессивное состояние не пройдет, голос власти должен молчать.
«Я разрешила ей съездить на ночь в Лондон» - ответила она почти смиренно.
«Да, так» - сказал Лорд Имсворс. Он забыл об этом, как забывал многие вещи. «Да, правильно, она говорила мне. Я собираюсь в Лондон, сказала она, да, теперь я припоминаю».
«Зачем тебе Мисс Брик?»
Лорд Имсворс, который стал слегка подавать признаки успокоения, вернулся к своему яростному состоянию. Его пенсне слетело с его носа и болталось на конце его ремешка, что происходило всякий раз, когда он был глубоко взволнован.
«Я собираюсь уволить ее!»
«Что!»
«Она здесь больше не останется! Я только что уволил Велбилавда!»
Было бы очень грубо сказать, что Леди Констанс проблеяла, но звук, который у нее вырвался, имел определенное сходство с голосом нервной овцы, испугавшейся во время обеда на лугу. Она не была одной из сердечных доброжелательниц Джорджа Велбилавда, но она знала насколько высоко ее брат оценивал его услуги, и она находила невероятным, что ему придется самостоятельно обходиться без него. Она могла охотно представить себя увольняющей Бич, бесподобного дворецкого. Она немного сморщилась в своем кресле. Впечатление, которое она получила от мужчины, впавшего в бешенство, с дикими глазами, всколыхнуло в ее сознании слова Дьюка, произнесенные вчера днем. «Определенно спятивший» - сказал он. «Достигнув стадии нечленораздельной речи, может в любой момент стать опасным». Было нетрудно предположить, что этот момент настал.
«Но Клэренс!» - вскрикнула она, и Лорд Имсворс, который уже вернул свое пенсне на место, повернулся к ней в столь угрожающей манере, как бойцы на Романской арене, готовые закинуть сеть.
«Нехорошо сидеть здесь, говоря «Но Клэренс!» - сказал он, перемещая пенсне на свой нос и сверкая глазами сквозь него. «Я сказал ему, что он должен покинуть это место через десять минут, иначе я приду за ним с ружьем».
«Но Клэренс!»
«Не смей так говорить!»
«Нет, нет, извини. Мне просто интересно почему».
Лорд Имсворс обдумывал вопрос. Он показался ему справедливым.
«Ты спрашиваешь, почему я уволил его? Я скажу тебе, почему я уволил его. Он змея в траве. Он и женщина Брик планировали украсть мою свинью».
«Что!»

Offline

 

#9 2008-12-18 11:34:55

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Поговорив с  Лавандой Бриггс и разрешив ей уехать на ночь в Лондон, леди Констанция уединилась в своем будуаре проверить письма, которые она получила  утром. Одно из них было от ее друга Джеймса Шунмейкера из Нью-Йорка. Но пока она читала письмо с  удовольствием, получаемого от его писем, послышался звук за дверью, похожий на сильный порыв ветра, и Лорд Эмсворт возник на пороге. И она была готова осуждающе воскликнуть: «Ох, Кларенс!», обычную фразу для того, чтобы поставить его на место, как вдруг поймав выражение его лица, не смогла вымолвит ни слова.
Лорд был светло пурпурного цвета, а его глаза, обычно спокойные, блестели за пенсне странным светом. Нужен был один лишь взгляд для того, чтобы понять, в каком из своих редких состояний он находится  – в ярости. Так случалось с ним раза два в год, и даже ее, такую сильную женщину, чуть ли не в дрожь бросало; ибо в такие моменты он переставал быть «тряпкой», которую можно подавить восклицанием «Ох, Кларенс!», он становился похожим на тот сильный ветер, который время от времени дует в штате Канзас и загоняет его жителей в подвалы. Когда угнетенные восстают против угнетателя, их ярость всегда неистова. Это было замечено во времена Французской Революции.
«Где эта чертова Бриггс?», - потребовал он ответа, слово был главнейшим из людей, а не трусом, который смущался при мимолетном взгляде секретарши. «Констанция, ты нигде не видела эту проклятую женщину? Я обыскался ее повсюду».
Обычно, Леди Констанция стала бы сразу критиковать подобную несдержанную речь, но она знала, что пока не пройдет его грозное настроение, ее властный голос должен молчать.
«Я отпустила ее в Лондон на ночь», - ответила она почти что смиренно.
«Ах да, отпустила», - сказал Лорд Эмсворт. Он забыл об этом, как забывал о многих других вещах. «Да, точно, она говорила мне. «Я собираюсь в Лондон, сказала она, теперь я вспомнил».
«Зачем тебе Мисс Бриггс?».
Лорд Эмсворт, вроде бы немного успокоившийся, вновь закипел. Пенсне свалилось с его носа и болталось на конце шнура, как обычно, когда он был сильно взволнован.
«Я собираюсь уволить ее!»
«Что?!»
«Она не пробудет здесь и дня. Я только что уволил Веллбилавда».
Было бы слишком грубо сказать, что Леди Констанция проблеяла, но звук, который она издала, действительно имел точное сходство с нервным блеянием испуганной овцы, пасущейся в лугу. Она не была горячей поклонницей Джорджа Сирила Веллбилавда, но знала, как сильно ее брат дорожил его услугами, и ей казалось невероятным, что он может так спокойно от них отказаться. Это было бы то же самое, что уволить Бича, бесподобного дворецкого. Она несколько съежилась, сидя в кресле. У  нее создалось впечатление, что человек с дикими глазами обезумел, и ей на ум пришли пророческие слова, которые произнес герцог днем ранее «Точно спятил»!» - он сказал, - «Уже стал заговариваться и может стать опасным в любой момент». Было бы странно не предполагать, что этот момент настал именно сейчас.
«Но, Кларенс!», - воскликнула она, и Лорд Эмсворт, который снова надел свое пенсне, начал устрашающе размахивать им перед ней, как гладиатор на римской арене, готовый бросить сеть.
«Какой смысл сидеть и говорить: «Но, Кларенс!», сказал он, надевая пенсне и глядя через него. «Я сказал, что если он не уберется через десять минут, я приду к нему с ружьем».
«Но, Кларенс!»
«Хватит это повторять!»
«Да, да, извини. Я всего лишь хотела узнать почему».
Лорд Эмсворт задумался над вопросом. Он показался Лорду уместным.
«Ты имеешь в виду, почему я уволил его? Я скажу тебе, почему я уволил его. Он змея подколодная. Они вместе с этой Бриггс замышляли украсть мою свинью».
«Что?»
«Ты что, глухая? Я сказал, они замышляли украсть Императрицу»
«Но, Кларенс!»
«Если ты хоть еще раз скажешь «Но, Кларенс!», хоть раз, - сурово сказал Лорд –я знаю, что с тобой сделаю. Мне кажется, ты пытаешься мне сказать, что ты мне не веришь».
«Как я могу верить тебе? У Мисс Бриггс превосходные рекомендации. Она окончила Лондонский институт экономики».
«Ну, очевидно, единственным предметом, который ей там преподавали, было «Как украсть свинью (и не попасться)!».
«Но, Кларенс!»
«Я предупреждал тебя Констанция!»
«Извини, я имела в виду, что ты должно быть ошибаешься».
«Да чтоб мне пусто было! Я узнал всю эту грязную историю из уст Меривезера, друга Икенхема. Он рассказал мне ее в мельчайших деталях. По его словам, кто-то хочет заполучить Императрицу и подкупил эту Бриггс украсить свинью для него. Я было подозревал сэра Грегори Парслоу, мастера заговоров, вот только он сейчас на Юге Франции. Хотя он мог написать подготовительные распоряжения, я так думаю».
Леди Констанция потерла виски.
«Мистер Меривезер?»
«Ты знаешь Меривезера. Здорового парня с лицом гориллы?»
«Но откуда мистер Меривезер мог узнать?»
«Она рассказала ему»
«Она?»
«Да, она хотела, чтобы он тоже был ее помощником, вместе с Веллбилавдом. Она обратилась к нему вчера и сказала, что если он не согласится украсть Императрицу, она его разоблачит. Наверно это было жутким шоком для бедняги. Совсем не то, что хотелось бы услышать».
Леди Констанция расслабила зажатые виски на мгновение и надавила на них снова. У нее было страшное чувство, что если она этого не сделает, ее голова расколется на части.
«Разоблачить его?» - хрипло прошептала она – Что ты имеешь ввиду?».
«Что я имею ввиду? Ах, ясно. О чем это я? Ну да, действительно. Я должен был объяснить это, не так ли? Кажется, его зовут не Меривезер. Как-то по-другому, я забыл. Но важно не это. Важно то, что эта Бриггс узнала как-то, что он был здесь под псевдонимом,  так кажется, это называется, и она шантажировала его этим».
«То есть он самозванец?»
Леди Констанция говорила с сильным волнением. Последние годы замок Блендинг необычайно богат на самозванцев, отличительные среди них - Лорд Икенхем и его племянник Понго. У Констанции закончился предел терпения, и она больше не хотела видеть ни того ни другого пока жива. Хозяйку раздражает и злит, когда она узнает, что каждый второй гость, которого она принимает, наслаждается гостеприимством под вымышленным именем, и иногда ей кажется, что в замке Блендинг столько самозванцев, сколько в других домах - мышей, а против этого ее гордая натура протестует.
«Кто этот человек? – спрашивала она, - кто он?»
«Эх, я боюсь, тут ты меня поймала, - сказал Лорд. «Он говорил мне, но ты знаешь какая у меня память. Я точно помню, он говорил, что этот человек викарий».

Offline

 

#10 2008-12-18 11:57:14

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Анализ перевода Булгакова:
По моему мнению, перевод Пивера и Волохонской выглядит несколько лучше.
Во первых, в переводе имен: Styopa Likhodeev против  Stepa Likhodeyev – все таки у Булгакова это Стёпа Лиходеев, а не Степа Лиходейев, к сожалению фамилия ничего содержательного не расскажет ни в одном, ни в другом случае.
Во вторых, первый автор, Гленни, упускает ряд важных моментов, таких как «покойный» Берлиоз, покои на Садовой улице, «бывшая ювелиршина кровать», «объяснимся»,  «вот возьму и приду» больше похоже на «а мне нечего делать, приду», в то время как второй перевод достаточно точно передает и смыслы, и стиль исходного текста.
Еще пара примеров: 0-1-2: очнулся - had woken up – had come to his senses;  давно уже пользовалась если не плохой, то, во всяком случае, странной репутацией  – had a strange reputation - had long had, if not a bad, at least a strange reputation.

Offline

 

#11 2008-12-18 14:58:05

Albina Y
Member

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Переводческий анализ.
Service With a Smile is a novel, first published in the United States on October 15, 1961 and in the United Kingdom on August 17, 1962. It is the eighth full-length novel set at the beautiful Blandings Castle, and features the unstoppable Uncle Fred in his fourth and final novel appearance.

Lord Emsworth, absent-minded master of Blandings Castle
Lavender Briggs, Emsworth's latest efficient secretary
Empress of Blandings, Emsworth's cherished prize pig
George Cyril Wellbeloved, the Empress' keeper
Pongo Twistleton, Fred's put-upon nephew
Beach, butler at the castle


Threshold - порог
burst - внезапно появиться
utter - произносить
rebuking - критиковать
mauve - розовато-лиловый
glittered - сверкать
pince-nez-  пенсне
glance - (быстрый, короткий) взгляд
berserk - обезумевший, яростный
quailing - дрогнуть
doormat - "тряпка"
quell - успокаивать
nimbly - быстро, живо
formidable - чудовищный
craven - трус
laxity - неопределенность, неточность
belligerent - агрессивный, воинственный, боевой
meekly - кротко; смиренно
voluntarily - добровольно, свободно
butler - дворецкий, старший лакей
amok - бурно, неистово, бешено, безудержно; непослушно, неконтролируемо, неуправляемо
ominous - грозный, зловещий, угрожающий
fanciful - воображаемый, нереальный, странный
deaf - глухой, лишенный слуха, тугой на ухо
master-mind - тайный лидер, вдохновитель
curate - викарий, исправляющий должность священника

Offline

 

#12 2008-12-18 14:59:55

Albina Y
Member

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

ПЕРЕВОД.

Поговорив с Лавандой Бригадной и дав ей разрешение провести ночь в Лондоне, леди Констанция удалилась в свой будуар, чтобы просмотреть письма, пришедшие к ней с утренней почтой. Одно из них было от её нью-йоркского друга, Джеймса Шунмейкера, и она читала его письмо как всегда с большим удовольствием, когда с другой стороны двери послышался звук сильного порыва ветра – и лорд Эмсценный внезапно появился на пороге. И она уже готова была произнести критическое «О, Кларенс!» - привычную формулу для того, чтобы ставить его на своё место – когда увидела его лицо, и слова застыли у неё на губах.

Он был розовато-лиловый, и его глаза, обычно такие спокойные, сверкали под пенсне странным светом. Ей требовался всего лишь короткий взгляд на него, чтобы понять, что он был в одном из своих редких безумных настроений. Такое случалось, может, раза два в год, и даже она, считающая себя сильной женщиной, невольно робела перед такими состояниями, и в этих случаях он переставал быть «тряпкой», которую можно было успокоить словами «О, Кларенс!» и становился чем то бОльшим, чем ветры, которые время от времени проносятся по штату Канзас, заставляющие его жителей стремительно прятаться в погребах. Когда угнетенные поднимаются и начинают драку с притеснителем,  их ярость всегда чудовищна. Это заметили во время Французской революции.
«Где эта проклятая Бригадная?» - спросил он, выругавшись, будто он господин, а не трус, привыкший скручиваться в клубок при взгляде хозяина. «Констанция, ты где-нибудь видела эту окаянную женщину? Я её уже везде искал».
Обычно, леди Констанция поторопилась бы осудить такую неопределенность речи, но до тех пор, пока его агрессивное настроение не улетучится, она знала, что голос авторитета должен быть тихим.
«Я отпустила её на ночь в Лондон»  - ответила она почти смиренно.
«Значит так…» - сказал лорд Эмсценный. Он забыл об этом, как и о большинстве вещей. «Да, правильно. Она сказала мне. Я еду в Лондон – сказала она. Теперь я вспомнил».
«Зачем тебе понадобилась мисс Бригадная?»
Лорд Эмсценный, который уже успокаивался, снова вскипел. Его пенсне слетели с носа и болтались на цепочке, так выходило всегда, когда он был сильно взволнован.
«Я собираюсь уволить её!»
«Что!»
«Она больше и дня не останется в этом месте! Я только что уволил Любимцева!»
Было бы очень грубо сказать, что леди Констанция замычала, но звук, который она издала, имел определенное сходство с блеянием испуганной овечки, пасущейся на луговине. Она была не только одним из самых преданных поклонников Джорджа Любимцева, но также она знала, как высоко ценил прислугу её брат, и она посчитала невероятным тот факт, что он должен спонтанно расстаться  с ними. Она могла без труда представить себя без Плеже, этого бесподобного дворецкого. Она немного сжалась на стуле. У неё было впечатление, что этот человек с дикими глазами обезумел, и её осенило: те грозные слова, которые сказал Герцог предыдущим днём.  «Точно спятил», - сказал он. – «Достигший стадии непонимания и может стать опасным в любой момент». Это не было странным, что момент настал.
«Но Кларенс!» - рыдала она, и лорд Эмсценный, который взял свой пенсне и угрожающе размахивал им перед ней как ретариус на римской арене, готовый бросить свою сеть.
«Нет ничего хорошего в том, чтобы сидеть здесь и говорить «Но Кларенс!» - сказал он, надев пенсне на нос и свирепо смотря сквозь них. «Я сказал ему, чтобы он убрался отсюда через 10 минут, иначе я возьму ружьё!»
«Но Кларенс!»
«Перестань говорить это!»
«Нет-нет, прости…Я просто хочу узнать почему?»

Offline

 

#13 2008-12-18 15:02:14

Albina Y
Member

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Лорд Эмсворт задумался над вопросом. Он показался Лорду уместным.
«Ты имеешь в виду, почему я уволил его? Я скажу тебе, почему я уволил его. Он змея подколодная. Они вместе с этой Бриггс замышляли украсть мою свинью».
«Что?»
«Ты что, глухая? Я сказал, они замышляли украсть Императрицу»
«Но, Кларенс!»
«Если ты хоть еще раз скажешь «Но, Кларенс!», хоть раз, - сурово сказал Лорд –я знаю, что с тобой сделаю. Мне кажется, ты пытаешься мне сказать, что ты мне не веришь».
«Как я могу верить тебе? У Мисс Бриггс превосходные рекомендации. Она окончила Лондонский институт экономики».
«Ну, очевидно, единственным предметом, который ей там преподавали, было «Как украсть свинью (и не попасться)!».
«Но, Кларенс!»
«Я предупреждал тебя Констанция!»
«Извини, я имела в виду, что ты должно быть ошибаешься».
«Да чтоб мне пусто было! Я узнал всю эту грязную историю из уст Меривезера, друга Икенхема. Он рассказал мне ее в мельчайших деталях. По его словам, кто-то хочет заполучить Императрицу и подкупил эту Бриггс украсить свинью для него. Я было подозревал сэра Грегори Парслоу, мастера заговоров, вот только он сейчас на Юге Франции. Хотя он мог написать подготовительные распоряжения, я так думаю».
Леди Констанция потерла виски.
«Мистер Меривезер?»
«Ты знаешь Меривезера. Здорового парня с лицом гориллы?»
«Но откуда мистер Меривезер мог узнать?»
«Она рассказала ему»
«Она?»
«Да, она хотела, чтобы он тоже был ее помощником, вместе с Веллбилавдом. Она обратилась к нему вчера и сказала, что если он не согласится украсть Императрицу, она его разоблачит. Наверно это было жутким шоком для бедняги. Совсем не то, что хотелось бы услышать».
Леди Констанция расслабила зажатые виски на мгновение и надавила на них снова. У нее было страшное чувство, что если она этого не сделает, ее голова расколется на части.
«Разоблачить его?» - хрипло прошептала она – Что ты имеешь ввиду?».
«Что я имею ввиду? Ах, ясно. О чем это я? Ну да, действительно. Я должен был объяснить это, не так ли? Кажется, его зовут не Меривезер. Как-то по-другому, я забыл. Но важно не это. Важно то, что эта Бриггс узнала как-то, что он был здесь под псевдонимом,  так кажется, это называется, и она шантажировала его этим».
«То есть он самозванец?»
Леди Констанция говорила с сильным волнением. Последние годы замок Блендинг необычайно богат на самозванцев, отличительные среди них - Лорд Икенхем и его племянник Понго. У Констанции закончился предел терпения, и она больше не хотела видеть ни того ни другого пока жива. Хозяйку раздражает и злит, когда она узнает, что каждый второй гость, которого она принимает, наслаждается гостеприимством под вымышленным именем, и иногда ей кажется, что в замке Блендинг столько самозванцев, сколько в других домах - мышей, а против этого ее гордая натура протестует.
«Кто этот человек? – спрашивала она, - кто он?»
«Эх, я боюсь, тут ты меня поймала, - сказал Лорд. «Он говорил мне, но ты знаешь какая у меня память. Я точно помню, он говорил, что этот человек викарий».

Offline

 

#14 2008-12-20 20:31:25

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Предпереводческий анализ Вудхаус!!!!!!!!!!

Clarence, 9th Earl of Emsworth — 61 year old Old Etonian who loves flowers and the Empress,
Beach — Lord Emsworth's butler for 18 years
Alaric, Duke of Dunstable — Large, stout, bald-headed man who thinks everyone is potty
George — Lord Emsworth's 12 year old grandson who is interested in moving pictures
Lady Constance Keeble — Lord Emsworth's dominating sister who is in love with James Schoonmaker
James Schoonmaker — Wealthy American friend of Connie's who loves her
Lavender Briggs — Lord Emsworth's current secretary who is tall and haughty. Used to work for Lord Tilbury and wants to start a typewriting agency. Lord Emsworth fires her for wanting to steal the Empress.
Myra Schoonmaker — Pretty, slim daughter of James who loves Bill
Empress of Blandings — Lord Emsworth's 3 time winner of the fat pig class
George Cyril Wellbeloved — Once again Lord Emsworth's pigman
Archie Gilpin — Alaric's good looking nephew who works for the Mammoth Publishing Company. An artist who loves Millicent.
Pongo Twistleton — Uncel Fred's nephew
(Uncle Fred) Frederick Altamont Cornwallis Twistleton, 5th Earl of Ickenham — A good friend of James and a recent friend of Lord Emsworth who solves all problems at Blandings
(Bill) The Rev. Cuthbert Bailey — A curate in love with Myra, went to Harrow and Oxford with Pongo, goes to Blandings under the name of Meriwether

In the stories and novels of P. G. Wodehouse, Blandings Castle is the seat of Clarence Threepwood, 9th Earl of Emsworth as well as the name given to the series of books which take place at the castle and its immediate environs.

Lord Emsworth's nine sisters, his brother Galahad, his sons Freddie and George, and his numerous nieces, nephews, and in-laws inhabit the castle from time to time, as does his prize sow, the Empress of Blandings. For the Threepwood family, relatives, and their friends, the castle is forever available for indefinite residence, and is occasionally used as a temporary prison – known as "Devil's Island" or "The Bastille" – for love-struck young men and ladies to calm down.

Blandings's ever-present butler is Sebastian Beach, and its other domestic servants have at various times included Mrs Twemlow the housekeeper, an under-butler named Merridew, Scottish head gardeners Angus McAllister and Thorne, chauffeurs Slingsby and Alfred Voules, and a number of footmen. Emsworth has employed a series of secretaries, notable among them Rupert Baxter and Ronald Psmith, and numerous pig caretakers, especially George Cyril Wellbeloved and James Pirbright.

Lady Constance Keeble, Emsworth's sister, was chatelaine of the castle before she married American millionaire George Schoonmaker.

Blandings Castle, located in Shropshire, England, is two miles the town of Market Blandings, home to at least nine pubs, most notably the Emsworth Arms. The tiny hamlet of Blandings Parva lies directly outside the castle gates and the town of Much Matchingham, home to Matchingham Hall, the residence of Sir Gregory Parsloe-Parsloe, is also nearby.

to retire  – удалиться, уединиться, уйти в себя 
Lady Constance had retired to her boudoir – Леди Констанс удалилась в свой будуар, уединилась в своем будуаре.
from the other side of the door there came a sound – по ту сторону двери разделся звук
mighty – мощный, сильный
rushing – порывистый
burst over the threshold – внезапно появился на пороге, ворвался за порог
to utter - издавать (звук); произносить; выражать; издать; испускать; молвить; выговорить; проронить; промолвить; вымолвить; выговаривать
rebucking – упрек, укор, замечание, выговор, упрекающий, укоряющий
customary formula – обычный (привычный) способ
to put him in his place – поставить его на место
freeze – застыть
mauve – розовато-лиловый
glitter – мерцать, сверкать, блестеть, сиять
pince-nez – пенсне
It needed but a glance– нужен был только взгляд, достаточно было одного взгляда
berserk – яростный, обезумевший
strong woman though she was – хотя какой бы сильной женщиной она ни была
to quail – трусить, приходить в ужас, дрогнуть от страха
for – что касается…, если говорить о..
to cease- прекратить
doormat -     бесхарактерный человек; слабый человек; "тряпка"
to quell – подавить
high wind –штормовой, сильный ветер
inhabitant -     житель; обитатель
scurry – бежать сломя голову, поспешить, поспешно двигаться, бежать стремглав
nimbly – проворно, живо, быстро
cellar – погреб cyclone cellar – ураганный погреб
send its inhabitants scurrying nimbly to their cyclone cellars – заставляет его жителей стремглав бежать в ураганные погреба ( живо поспешить в свои ураганные погреба)
oppressed – притесненный, угнетенный, подавленный
to rise – подняться с земли
to set about – отделать кого-то, приняться за кого-то
formidable – опасный, внушительный, значительный, огромный
snapping out the words – бросаясь словами
a master of men – хозяин мира
craven - трус; малодушный человек, запуганный
accustomed - привыкший
to curl up – свернуться калачиком
at the secretary`s lightest glance – даже при малейшем несерьезном взгляде секретаря
blasted female – проклятая баба
Normally, Lady Constance would have been swift to criticize such laxity of speech
В нормальной ситуации, Леди Констанс сразу бы  отреагировала критикой на такую небрежную лексику
belligerent mood – враждебное, агрессивное настроение
to blow over – пройти, утихнуть, прекратиться
meekly – кротко, смиренно
Lord Emsworth, who had shown signs of calming down a little – Лорд Эмсворт, который похоже немного успокоился
flew off – слетели
danced at the end of their string – висели на конце цепочки
their practice whenever he was deeply stirred – где бы он ни был, они всегда только мешали
She doesn't stay another day in the place – она ни на день не задержится в этом месте
It would be putting it too crudely to say – было бы слишком жестоко сказать
bleat – блеять, мычать, скулить
the sound that proceeded from her – звук который она издала
resemblance – сходство, подобие
high-strung – нервный
admirers –     поклонник; кавалер; вздыхатель; любитель; обожатель; почитатель
he should voluntarily have dispensed with them – он должен был преднамеренно обходиться без них
voluntarily - добровольно; по своему желанию или выбору (собственному); умышленно; сознательно; преднамеренно; нарочито; нарочно; с умыслом; произвольно; в добровольном порядке
readily-    с готовностью; охотно; легко; быстро; без труда
dismiss –увольнять
peerless -     несравненный; бесподобный
butler - дворецкий; старший слуга; слуга; лакей; старший лакей
She shrank a little in her chair – она чуть откинулась на спинку стула
wild-eyed -     с безумным взором
amok - вне себя; не владея собой, бешеный; озверевший; неудержимый; бешено; безудержно
те зловещие слова сказанные герцогом предыдущим днем были для неё как удар по голове, как выстрел в мозг, оставили отпечаток в её сознании.
barmy – чокнутый, сушасшедший, спятивший
Reached the gibbering stage – начал заговариваться
not too fanciful – не (слишком) мудрено
in a menacing manner – угрожающе
retarius – a type of gladiator carrying different weapons, such a net and a trident and took part in gladiator fights in Roman Britain.
to glare - свирепо смотреть, пристально смотреть
shot-gun -    дробовик
plot- замыщлять, планировать, сговариваться, задумывать
sternly  - строго; сурово
testimonials – отзывы, рекомендации
'Mistaken be blowed! – Вздор!
sordid – грязный, омерзительный, отвратительный
in pitiless detail – в жестоких подробностях
hidden hand -    скрытое влияние; тайное влияние
to suspect - подозревать
master-mind – руководитель заговора, главный заговорщик
preliminary arrangements - подготовительное мероприятия,    предварительные договорённости
Lady Constance clutched her temples – Леди Констанс потерла виски
large chap –большой парень
to expose – разоблачить
Not at all the sort of thing you want to have women coming and saying to you – он совсем не хотел чтобы женщины говорили ему такие вещи
momentarily – на мгновение, вскоре, через несколько минут
relaxed her grip on her temples – ослабила пальцы у висков,
tightened it again – сжала из вновь
her head would split – у неё бы раскололась голова
hoarsely - хрипло; сипло; охрипшим голосом
alias – псевдоним, вымышленное имя, прозвище
as I believe the expression is – насколько я понял, как я правильно понимаю
held it over him – используя это, имела над ним власть
imposer – обманщик, нелегал
peculiarly - особенно
notable – видные, примечательные, причем
saturation point  -предел возможного, выносимого, терпимого, состояние насыщения
she had reached saturation point as regarded them, never wanting to see another of them as long as she lived – она считалась с ними каждый раз не жилая больше видеть их до конца своей жизни.
fret – волноваться, раздражаться
hospitality-    гостеприимство; радушие
a circumstance at which her proud spirit rebelled – обстоятельство, которому сопротивлялся её гордый дух
curate -    викарий; второй священник прихода; младший приходский священник; исправляющий должность священника; помощник приходского священника.
Ah, there I'm afraid you rather have me – Ах, боюсь тут-то вы меня озадачили

Offline

 

#15 2008-12-22 16:54:27

Cookie
Member

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Предпереводческий анализ

Sir Pelham Grenville Wodehouse, KBE (15 October 1881 – 14 February 1975) was an English comic novelist, who enjoyed enormous popular success during a career of more than 70 years and continues to be widely read. Despite the political and social upheavals that occurred during his life, much of which was spent in France and the United States, Wodehouse's main canvas remained that of pre-war English upper-class society, reflecting his birth, education, and youthful writing career.

Service With a Smile is a novel by P.G. Wodehouse, first published in the United States on October 15, 1961 by Simon & Schuster, Inc., New York, and in the United Kingdom on August 17, 1962 by Herbert Jenkins, London. It is the eighth full-length novel set at the beautiful Blandings Castle, and features the unstoppable Uncle Fred in his fourth and final novel appearance.

A boudoir is a lady's private bedroom, sitting room or dressing room. The term derives from the French verb bouder, meaning "to pout"[1]. Historically, the boudoir formed part of the private suite of rooms of a lady, for bathing and dressing, adjacent to her bedchamber, being the female equivalent of the male cabinet. In later periods, the boudoir was used as a private drawing room, and was used for other activities, such as embroidery or entertaining intimate acquaintances.

Storm cellars are underground structures that are either located below buildings, or are built underground near houses or other such buildings. They are reinforced structures into which residents can go for protection from a strong wind storm. They are common in areas that often have tornadoes and hurricanes.

The London School of Economics and Political Science (LSE) is a world class centre for its concentration of teaching and research across the full range of the social, political and economic sciences. LSE was founded in 1895. The decision to create the School was made by four Fabians at a breakfast party at Borough Farm, near Milford, Surrey, on 4 August 1894. The four were Beatrice and Sidney Webb, Graham Wallas and George Bernard Shaw.

Rebuking- упрекающий, осуждающий (упрекать; винить; критиковать, осуждать, порицать)
Mauve- розовато-лиловый цвет; розовато-лиловый, сиреневый
Berserk- обезумевший; яростный
Inhabitant- житель, обитатель
Craven- трус; малодушный человек
Bleat- блеять; мычать, говорить глупости
Butler-дворецкий
shot-gun-дробовик
notable- примечательный, достопримечательный, замечательный (чем-л.) ,заметный; видный, значительный
curate- викарий, исправляющий должность священника
retiarius - гладиатор с сетью в Древнем Риме

Offline

 

#16 2008-12-22 17:04:55

Cookie
Member

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Перевод отрывка из "Service With a smile" П.Г.Вудхауса

Диана Викулова

Побеседовав с Лавандой Бриггс и дав ей разрешение переночевать в Лондоне, леди Констанс удалилась в свой будуар, чтобы просмотреть письма, пришедшие с утренней почтой. Одно из них было от её друга Джеймса Шунмейкера из Нью-Йорка. Она читала письмо, получая при этом удовольствие, которое ей всегда доставляли его послания, когда из-за закрытой двери раздался звук, напоминающий сильный порыв ветра, и в комнату ворвался лорд Эмсворт. И она уже собиралась с укором воскликнуть «Но Кларенс!» -  фразу, к которой она привычно прибегала, чтобы поставить его на место, но выражение его лица заставило её остановиться. 
Лицо лорда Эмсворта имело сиреневый оттенок, а глаза, обычно такие спокойные, странно блестели из-под пенсне. Ей потребовался всего лишь один взгляд, чтобы понять, что он находится в редком для него состоянии бешенства. Это случалось примерно раза два за год, и в такие моменты даже сильная женщина, которой, без сомнения, являлась Констанс, пасовала перед ним, поскольку он переставал быть  слабовольным тюфяком, слушающимся окрика «Но, Кларенс!», и превращался в явление, подобное тем ужасным ураганам, которые периодически проносятся над Канзасом, вынуждая жителей поспешно скрываться в убежищах. Когда угнетенные восстают против тех, кто их угнетает, их ярость всегда ужасна.  Кто-то подметил это во время Французской Революции.
“Где эта чертова девица Бриггс?”- он потребовал ответа так грозно, как будто был владыкой мира, а не  трусом, сворачивающимся в клубок от малейшего взгляда секретарши. “Ты нигде не видела эту проклятую девицу, Констанс? Я нигде не могу её найти”.
В обычной ситуации леди Констанс уже давно нещадно раскритиковала бы его за подобные выражения, но она знала, что до тех пор, пока его воинственное настроение не испарится, ее авторитетный голос должен помолчать.
“Я отпустила ее в Лондон на ночь” ответила она почти смиренно.
“Ах да, отпустила”, - он успел забыть об этом, как забывал множество вещей. “Да, правильно, она мне говорила. “Я собираюсь в Лондон”,- сказала она, я припоминаю теперь.” 
“А что Вы хотели от мисс Бриггс?”
Лорд Эмсворт, который, вроде бы, только-только начал успокаиваться, снова вскипел. Его пенсне соскочило с кончика носа и свободно болталось на шнурке, что случалось практически каждый раз, когда он сильно волновался.
“Я собираюсь её уволить!”
“Что!?”
“Она ни единого дня здесь не пробудет. Я только что уволил Уэлбелавда.”
Было бы слишком грубо сказать, что леди Констанс заблеяла, но звук, который у нее вырвался, сильно напоминал тот, который издает нервная и чувствительная овца, потревоженная во время неторопливого завтрака на лужайке. Она не принадлежала к горячим почитателям Джорджа Сирила Уэлбелавда, но знала, как высоко её брат ценил его услуги, и ей казалось невероятным, что он добровольно с ним расстался. Она тут же представила себя увольняющей Бича, этого превосходного дворецкого. Она съежилась в своем кресле. Ей начало казаться, что этот человек с дикими глазами обезумел окончательно. В памяти тут же всплыли пророческие слова, сказанные накануне герцогом. “Совсем спятил” - он сказал – “Уже заговаривается. Он может стать опасен в любой момент.”  Было не сложно предположить, что этот момент настал.
“Но, Кларенс!” – воскликнула она, и лорд Эмсворт, успевший поправить свое пенсне,  грозно замахнулся им, напоминая гладиатора на арене Рима, готового бросить свою сеть.
“Не вижу ничего хорошего в том, чтобы сидеть тут и повторять “Но, Кларенс!”, - сказал он, водрузив пенсне обратно на нос и глядя сквозь него. “Я сказал ему, что если через десять минут он не уберется отсюда, я помогу ему дробовиком.”
“Но, Кларенс! ”
“Перестань это повторять!”
“Да, да, извини. Мне просто хотелось бы узнать причину”.
Лорд Эмсворт подумал над вопросом. Он показался ему уместным.
“Ты спрашиваешь меня, почему я его уволил? Я скажу тебе, почему я его уволил. Он змея, пригретая на груди. Он и эта особа Бриггс планировали украсть мою свинью”.
“Что?!”
“Ты плохо слышишь? Я сказал, что они планировали украсть Императрицу”.
“Но, Кларенс!”
“А если ты еще хоть раз, хоть один раз повторишь “Но, Кларенс!” – грозно сказал лорд Эмсворт, - “я буду знать, как мне поступить. Я предполагаю, что ты пытаешься мне сказать, что ты мне не веришь”.
“Как я могу тебе поверить? У мисс Бриггс прекрасные рекомендации. Она закончила Лондонскую школу Домоводства”.
“Очевидно, курс, который она там посещала, был посвящен тому, как красть свиней”
“Но, Кларенс!”
“Констанс, я тебя предупреждал!”
“Извини. Я просто хотела сказать, ты, должно быть, ошибся”.
“Ошибся, провалиться мне на этом месте! Я услышал это гнусную историю непосредственно из уст Мериуэзера, друга Икенхема. Он рассказал её вмне в мельчайших подробностях. С его слов, некто неизвестный хочет заполучить Императрицу. Он подкупил эту особу Бриггс, чтобы она украла её для него. Я заподозрил бы, что за всем этим стоит сэр Грегори Парслоу, но он сейчас на юге Франции. Хотя, если подумать, он мог заранее оставить распоряжения”.
Леди Констас сжала виски руками.
“Мистер Мериуэзер?”
“Ты знаешь Мериуэзера? Здоровенный детина с лицом как у гориллы”.
“Но как об этом мог узнать мистер Мериуэзер?”
“Она сама ему сказала”.
“Сказала ему?”
“Именно. Она хотела, чтобы он стал одним из её сообщников, вместе с Уэлбелавдом. Она подошла к нему вчера и сказала, что если он не согласится помочь ей украсть Императрицу, она его разоблачит. Должно быть, для бедного парня это стало ужасным ударом. Это совсем не то, что хочешь услышать от женщины, которая подходит и заговаривает с тобой”.
Леди Констанс, которая, на мгновение ослабила было хватку, вновь сжала свои виски. Ей казалось, что если она этого не сделает, её голова просто расколется на части.
“Разоблачит его?” – хрипло прошептала она – “о чем ты говоришь?”
“О чем я говорю? А, ну да. О чем я говорю. Да, верно. Я должен объяснить, правильно? Кажется, его имя не Мериуэзер. Его как-то по-другому зовут, я забыл, как именно. Но это не важно.  А важно то, что эта особа, Бриггс, каким-то образом узнала, что он скрывается здесь под чужим именем, это вроде бы так называется, и использовала это против него”.
“Ты хочешь сказать, он самозванец?”
Речь леди Констанс была очень эмоциональной. В последние несколько лет замок Бландинг буквально наводнили самозванцы. Особенно среди них выделялись лорд Икенхэм и его племянник Понго. Их появление переполнило чашу её терпения, она больше не желала видеть ни единого самозванца до конца дней своих. Как хозяйку, её возмущало и раздражало то, что каждый второй гость, как она обнаружила, наслаждается её гостеприимством под вымышленным именем. Иногда она ловила себя на мысли, что, похоже, самозванцы просто заводятся в Бландинге, так, как в других домах заводятся мыши.  Её гордый дух восставал против этого.
“Кто этот человек?”, - потребовала она ответа – “Кто он?”
“А, вот тут, я боюсь, ты меня поймала”, - ответил лорд Эмсворт. “Он говорил мне, но ты же знаешь, какая у меня память. Я помню, что он упоминал, что он  викарий”.

Offline

 

#17 2008-12-24 21:56:53

Re: Вудхауз. Предпереводческий анализ

Поговорив с Лавандой Бриггс и дав ей разрешение поехать на ночь в Лондон, леди Констанция удалилась в свой будуар, чтобы просмотреть письма, которые пришли ей с утренней почтой. Одно из них было от ее друга, Джеймса Шунмейкера из Нью-Йорка. Она читала его с тем удовольствием, которое всегда доставляли ей его письма. И в это самое время из-за двери послышался звук, похожий на рёв ветра, и лорд Эмсуорт ворвался на порог. И она уже готова была воскликнуть «О, Клэрэнс!» -  ее постоянный возглас для того, чтобы ставить его на место - когда она увидела выражение его лица, и слова застыли у нее на губах.
Его лицо было розовато-лилового цвета, его глаза, обычно такие спокойные, сверкали из-за пенсне и странно светились. Ей нужно было только взглянуть, чтобы понять, что у него случилась одна из нечастых вспышек гнева. Это случалось примерно по два раза за календарный год, и даже такая сильная женщина, как она, всегда немного трусила перед этим. В таких случаях он переставал был живым ковриком для ног, которого мог подавить возглас «О, Клэрэнс», он становился чем-то вроде урагана, который проносится над Канзасом  и заставляет жителей в панике искать убежища. Когда угнетённый восстаёт против своего угнетателя, его ярость всегда пугает. Это было замечено ещё во времена Французской революции. «Где эта чёртова Бриггс?»- кричал он так, как будто был хозяином, а не малодушным малым, привыкшим сжиматься в комочек под пристальным взглядом секретарши. «Видели вы эту падшую женщину, Констанция? Я ее повсюду ищу!».
В обычной ситуации Констанция быстро бы раскритиковала такие обороты его речи, но сейчас ей, владеющей властью на самом деле, было лучше молчать, пока его боевой настрой не уляжется.
«Я отпустила ее на ночь в Лондон» - ответила она почти смиренно.
«Вот так значит… - сказал лорд Эмсуорт. Он забыл об этом, как обычно забывал почти обо всем. – Ах да, и правда, она же мне говорила. Она сказала, что едет в Лондон, теперь припоминаю».
«А зачем вам собственно нужна мисс Бриггс?»   
Лорд Эмсуорт, который казалось уже начинал успокаиваться, опять закипел. Его пенсне слетело с носа и танцевало на конце цепочки, но он не обращал на это внимания.
«Я собираюсь уволить ее!»
«Что!»
«Она не останется здесь больше ни дня! Я только что уволил Уелбиловда»
Было бы слишком грубо сказать, что Констанция заблеяла, но звук, сорвавшийся с ее губ, имел большое сходство с голосом перенервничавшей овечки, которая испугалась чего-то во время трапезы на лугу. Нельзя сказать, что она была большой поклонницей Джорджа Силила Уелбиловда, но она знала, как высоко ее брат ценил его услуги, поэтому для нее было невозможно представить, чтобы он добровольно с ним разлучился. Она готова была скорее представить себя увольняющей Бича, этого несравненного дворецкого. Она съёжилась на своём стуле. У нее сложилось впечатление,  что этот человек с дикими глазами просто сошёл с ума, у нее не укладывались в голове те зловещие слова, которые сказал герцог до этого. «Определенно спятил» - сказал он. «Бредит и может стать опасным в любой момент». Было нетрудно предположить, что момент настал.
«Но Клэрэнс!» - закричала она, и лорд Эмсуорт, который поправил было своё пенсне, начал угрожающе размахивать им перед ней, как ритариус на Римской арене, готовый набросить свою ловушку.   
«Глупо сидеть здесь и говорить «Но Клэрэнс!» - сказал он, надевая пенсне на нос и сверкая глазами через него. – Я сказал, чтобы он убирался отсюда в течение 10 минут или я приду за ним с дробовиком.
«Но Клэрэнс!»
«Хватит повторять это!»
«Хорошо-хорошо, извини, я просто хочу узнать почему».
Лорд Эмсуорт задумался над вопросом. Он показался ему разумным.
«Ты имеешь в виду, почему я его уволил? Я скажу тебе почему. Он – змея подколодная. Он и мисс Бриггс собирались украсть мою свинью»
«Что!»
«Ты что глухая? Я сказал, что они собирались украсть Императрицу»
«Но Клэренс!»
«Только скажи «Но Клэренс!» ещё раз, хотя бы ещё раз» - угрожающе проговорил лорд Эмсуорт. «Я разберусь с этим. Я так полагаю, что ты пытаешься сказать, что не веришь мне»
«Да как же я могу этому верить? Мисс Бриггс приехала с прекрасными рекомендациями. Она выпускница Лондонской школы экономики»
«Что ж, очевидно, там она прошла курс того, как красть свиней»
«Но Клэренс!»
«Я предупреждал тебя, Констанция!»
«Прости, я имела в виду, что ты, должно быть, ошибаешься»
«Ошибаюсь! Да провалиться мне! Я слышал всю эту отвратительную историю из уст Мериуэзера, друга Икенхема. Он рассказал мне все ужасные детали. Он сказал, что кое-кто хочет заполучить Императрицу и подкупил мисс Бриггс, чтобы та украла ее для него. Следовало бы подозревать сэра Грегори Перслоу в роли идейного вдохновителя саботажа, да только он на юге Франции. Хотя я полагаю, что он мог сделать предварительные распоряжения, прислав письмо»
Леди Констанция сжала виски.
«Мистер Мериуэзер?»
«Ты знаешь Мериуэзера. Большой парень с лицом как у гориллы»
«Но откуда Мистер Мериуэзер мог об этом узнать?»
«Она сказала ему»
«Сказала ему?»
Именно так. Она хотела, чтобы он был одним из ее помощников, действуя с Уелбиловдом. Она подошла к нему вчера и сказала, что если он не согласится помочь в краже Императрицы, то она разоблачит его. Должно быть, это стало ужасным потрясением для бедного малого. Это не то, что ты хочешь услышать от женщины»
Леди Констанция, на мгновение переставшая сжимать виски, опять схватилась за них. У нее было беспокойное чувство того, что, сколько бы она этого не делала, ее голова все равно взорвется.
«Разоблачит его – хрипло прошептала она – Что ты имеешь в виду?»
«Что я имею в виду? О, понятно. Что я имею в виду? Да, точно. Мне следовало бы объяснить, не так ли? Кажется его имя не Мериуэзер. Какое-то другое, но я его забыл. Но это не важно. Главное в том, что мисс Бриггс как-то выяснила, что он был здесь под псевдонимом, как говорится, и предъявила ему это»
«Ты хочешь сказать, что он – обманщик?»
Леди Констанция говорила с большим чувством. За последние несколько лет Блендингс Кастл был больше обычного наводнен обманщиками, среди них примечательными оказались лорд Икинхем и его племянник Понго, так как она достигла предела своих сил, разбираясь с ними, и больше она никогда в жизни не хотела их больше видеть. Ей надоело быть хозяйкой пансионата и раздражало то, что каждый второй гость, которого она развлекала, наслаждался ее гостеприимством под вымышленным именем, и иногда ей казалось, что в Блендингс Кастл мошенники – это что-то типа мышей в других домах. В таких обстоятельствах ее гордость бунтовала.
«Кто этот человек? – потребовала она ответа – Кто он?»
«Ну, боюсь, это не ко мне – сказал лорд Эмсуорт – Он говорил мне, но ты же знаешь мою память. Я точно помню, он сказал, что он священник».

Offline

 

Board footer

Написать администратору
© Copyright 2002–2005 Rickard Andersson