Форум кафедры иностранных языков и перевода УрФУ

Обратно на сайт

You are not logged in.

#1 2008-12-23 00:22:06

Maria
Member

Протасова

статья Протасовой Инны.

Religion in Europe
The discovery of tolerance
Dec 13th 2007
From The Economist print edition

A TYPICAL Protestant view of European religious history might go like this. In medieval times, the Roman Catholic church grew increasingly corrupt and impervious to criticism. Then came the Reformation, with its new breath of freedom and tolerance. After a brief fightback that culminated in the ghastly Thirty Years War in 1618-48, Europe moved smoothly towards the Enlightenment and today's ideal of secular tolerance. It was all quite unlike, for example, Islam and the horrors of the Ottoman empire.
Most of this conventional picture is entirely wrong, as this splendid book by Benjamin Kaplan shows. Certainly, the medieval Catholic church continued to stamp heavily on heresy, but Enlightenment Protestants were often also deeply intolerant, not only of Catholics but also of each other (Mr Kaplan's book opens with the burning of Servetus, a noted Spanish Protestant, in Calvin's Geneva). It took more than 150 years after the Peace of Westphalia in 1648 for most Europeans even to grasp the concept of religious tolerance. Well into the 19th century, the Ottomans were far more hospitable than the rest of Europe to religious minorities.
As he tells this story, Mr Kaplan ranges widely around Europe. He gives due weight to Britain and Ireland in a European setting: the civil war and the spread of Puritanism, the Catholic intolerance of James II and the anti-Catholic Gordon riots as late as the 1780s all argue against the easy assumption that the English were unusually tolerant compared with, say, the French. Yet Louis XIV's revocation of the Edict of Nantes in 1685 and, later, his expulsion of the Huguenots were exceptionally intolerant acts that did much damage, not just to Protestants but to France.
The main focus of the book is, however, on the regions of Europe that had the most mixed-up religious map of all, such as Switzerland, the Low Countries (American-born Mr Kaplan, a history professor at University College London, is a Dutch specialist) and, above all, the German principalities that made up the Holy Roman Empire. The empire soon adopted the curious and often cruel practice of Cuius regio, eius religio (“whose the region, his the religion”), under which a local sovereign chose his subjects' religion. The book is worth a look merely for its fascinating vignettes of religious life in these regions.
One striking discovery is that there was more religious freedom in the 16th century than after the wars of religion ended a century later. The author tells of the widespread use of Auslauf, whereby Protestants were able to worship outside a Catholic city's walls; of the clandestine yet accepted Catholic churches in the Netherlands known as Schuilkerken; and of the practice of Simultaneum, the sharing of churches between Protestants and Catholics in such places as Biberach and, later, Augsburg. That sensible arrangement would be hard to imagine today.
Indeed, it would be a long time before Europe's Christians rediscovered such a spirit of religious tolerance. That is something critics of today's Islamic world should remember, as should unquestioning believers in the virtue of the European Enlightenment. As well as its fine story-telling, Mr Kaplan's book has the great merit of reinstating religion and quarrels about religious practice at the heart of the modern European history—where they clearly belong.
Отрывок, который был мной проанализирован.
The discovery of tolerance.
A TYPICAL Protestant view of European religious history might go like this. In medieval times, the Roman Catholic church grew increasingly corrupt and impervious to criticism. Then came the Reformation, with its new breath of freedom and tolerance. After a brief fightback that culminated in the ghastly Thirty Years War in 1618-48, Europe moved smoothly towards the Enlightenment and today's ideal of secular tolerance. It was all quite unlike, for example, Islam and the horrors of the Ottoman empire.
Most of this conventional picture is entirely wrong, as this splendid book by Benjamin Kaplan shows. Certainly, the medieval Catholic church continued to stamp heavily on heresy, but Enlightenment Protestants were often also deeply intolerant, not only of Catholics but also of each other (Mr Kaplan's book opens with the burning of Servetus, a noted Spanish Protestant, in Calvin's Geneva). It took more than 150 years after the Peace of Westphalia in 1648 for most Europeans even to grasp the concept of religious tolerance. Well into the 19th century, the Ottomans were far more hospitable than the rest of Europe to religious minorities.
As he tells this story, Mr Kaplan ranges widely around Europe. He gives due weight to Britain and Ireland in a European setting: the civil war and the spread of Puritanism, the Catholic intolerance of James II and the anti-Catholic Gordon riots as late as the 1780s all argue against the easy assumption that the English were unusually tolerant compared with, say, the French. Yet Louis XIV's revocation of the Edict of Nantes in 1685 and, later, his expulsion of the Huguenots were exceptionally intolerant acts that did much damage, not just to Protestants but to France.
The main focus of the book is, however, on the regions of Europe that had the most mixed-up religious map of all, such as Switzerland, the Low Countries (American-born Mr Kaplan, a history professor at University College London, is a Dutch specialist) and, above all, the German principalities that made up the Holy Roman Empire. The empire soon adopted the curious and often cruel practice of Cuius regio, eius religio (“whose the region, his the religion”), under which a local sovereign chose his subjects' religion. The book is worth a look merely for its fascinating vignettes of religious life in these regions.

Offline

 

#2 2008-12-23 00:24:09

Maria
Member

Re: Протасова

Отрывок, который был мной проанализирован.

The discovery of tolerance.
A TYPICAL Protestant view of European religious history might go like this. In medieval times, the Roman Catholic church grew increasingly corrupt and impervious to criticism. Then came the Reformation, with its new breath of freedom and tolerance. After a brief fightback that culminated in the ghastly Thirty Years War in 1618-48, Europe moved smoothly towards the Enlightenment and today's ideal of secular tolerance. It was all quite unlike, for example, Islam and the horrors of the Ottoman empire.
Most of this conventional picture is entirely wrong, as this splendid book by Benjamin Kaplan shows. Certainly, the medieval Catholic church continued to stamp heavily on heresy, but Enlightenment Protestants were often also deeply intolerant, not only of Catholics but also of each other (Mr Kaplan's book opens with the burning of Servetus, a noted Spanish Protestant, in Calvin's Geneva). It took more than 150 years after the Peace of Westphalia in 1648 for most Europeans even to grasp the concept of religious tolerance. Well into the 19th century, the Ottomans were far more hospitable than the rest of Europe to religious minorities.
As he tells this story, Mr Kaplan ranges widely around Europe. He gives due weight to Britain and Ireland in a European setting: the civil war and the spread of Puritanism, the Catholic intolerance of James II and the anti-Catholic Gordon riots as late as the 1780s all argue against the easy assumption that the English were unusually tolerant compared with, say, the French. Yet Louis XIV's revocation of the Edict of Nantes in 1685 and, later, his expulsion of the Huguenots were exceptionally intolerant acts that did much damage, not just to Protestants but to France.
The main focus of the book is, however, on the regions of Europe that had the most mixed-up religious map of all, such as Switzerland, the Low Countries (American-born Mr Kaplan, a history professor at University College London, is a Dutch specialist) and, above all, the German principalities that made up the Holy Roman Empire. The empire soon adopted the curious and often cruel practice of Cuius regio, eius religio (“whose the region, his the religion”), under which a local sovereign chose his subjects' religion. The book is worth a look merely for its fascinating vignettes of religious life in these regions.

Offline

 

#3 2008-12-23 00:30:31

Maria
Member

Re: Протасова

Предпереводческий анализ

Данная статья была взята из английского журнала «Экономист». Она написана в виде краткой рецензии к книге Бенджамина Каплана «Divided by Faith: Religious Conflict and the Practice of Toleration in Early Modern Europe», которая  посвящена теме религии, а именно религиозным конфликтам в Европе.

Benjamin Kaplan is Professor of Dutch History in the Department of History. He works on Dutch religious history from a Europe-wide perspective, and on European religious history from a Dutch perspective. His first book, Calvinists and Libertines, sought to interpret the Dutch Reformation in the light of broader European phenomena, in particular the rise of confessionalism, and to test historical models developed originally in the German context on the basis of Dutch evidence. His second book, Divided by Faith, was a Europe-wide history of religious conflict and toleration in the centuries between the Protestant Reformation and the French Revolution. Treating its subject thematically, it showed how certain ways of dealing with the challenges of religious diversity, certain patterns of inter-confessional relations, could be found in very disparate parts of the continent.
Divided by Faith: Religious Conflict and the Practice of Toleration in Early Modern Europe Divided by Faith
Religious Conflict and the Practice of Toleration in Early Modern Europe
Benjamin J. Kaplan (Еще одна рецензия).
2008 Excellence in the Study of Religion, American Academy of Religion, Historical Studies category
As religious violence flares around the world, we are confronted with an acute dilemma: Can people coexist in peace when their basic beliefs are irreconcilable? Benjamin Kaplan responds by taking us back to early modern Europe, when the issue of religious toleration was no less pressing than it is today.
Divided by Faith begins in the wake of the Protestant Reformation, when the unity of western Christendom was shattered, and takes us on a panoramic tour of Europe's religious landscape--and its deep fault lines--over the next three centuries. Kaplan's grand canvas reveals the patterns of conflict and toleration among Christians, Jews, and Muslims across the continent, from the British Isles to Poland. It lays bare the complex realities of day-to-day interactions and calls into question the received wisdom that toleration underwent an evolutionary rise as Europe grew more "enlightened." We are given vivid examples of the improvised arrangements that made peaceful coexistence possible, and shown how common folk contributed to toleration as significantly as did intellectuals and rulers. Bloodshed was prevented not by the high ideals of tolerance and individual rights upheld today, but by the pragmatism, charity, and social ties that continued to bind people divided by faith.
Divided by Faith is both history from the bottom up and a much-needed challenge to our belief in the triumph of reason over faith. This compelling story reveals that toleration has taken many guises in the past and suggests that it may well do the same in the future.
Religious toleration is the condition of accepting or permitting others' religious beliefs and practices which disagree with one's own.
In a country with a state religion, toleration means that the government permits religious practices of other sects besides the state religion, and does not persecute believers in other faiths. It is a partial status, and might still be accompanied by forms of religious discrimination. Religious toleration as a Government policy merely means the absence of religious persecution; unlike religious liberty it does not mean that religions are equal before the law. Toleration is a privilege granted by Government (which it may do by law or charter), not a right against it; governments have often tolerated some religions and not others.
Religious toleration "as a government-sanctioned practice — the sense on which most discussion of the phenomenon relies — is not attested before the sixteenth century", which makes it rather difficult to apply the concept to topics like Persecution of religion in ancient Rome.
Historically, toleration has been a contentious issue within many religions as well as between one religion and another. At issue is not merely whether other faiths should be permitted, but also whether a ruler who is a believer may be tolerant, or permit his subordinates to be. In the Middle Ages, toleration of Judaism was a contentious issue throughout Christendom. Today, there are concerns about toleration of Christianity in Islamic states.
Proselytism can be a contentious issue; it can be regarded as an offence against the validity of others' religions, or as an expression of one's own faith.

The element of objection
For individuals, religious toleration generally means an attitude of acceptance towards other people's religions. It does not mean that one views other religions as equally true; merely that others have the right to hold and practice their beliefs. This element of objection is important. People, who take these matters seriously, often experience distress when they are confronted with religious beliefs that they regard as idolatrous, superstitious, heretical or schismatic.
Contexts of religious tolerance
At least five contexts of religious tolerance can be distinguished. Religious tolerance as a state sanctioned practice can more precisely termed civil tolerance. Civil tolerance is concerned with "the policy of the state towards religious dissent". In contrast to this, ecclesiastical tolerance is concerned with the degree of diversity tolerated within a particular church. Without this distinction, the Christian debate on persecution and toleration in England could not be adequately understood.
Furthermore, there is also a social and a polemical context of religious tolerance. The grand theme of divine tolerance is the emphasis on "the patience and longsuffering of God" as it is frequently portrayed in the Christian Bible; This image of God has been invoked by early Christian advocates of toleration.
The polemical context
Contemporary authors such as Sam Harris, Richard Dawkins, Christopher Hitchens and Daniel C. Dennett have all challenged the tolerance of religion. In The End of Faith, Sam Harris asserts that we should be unwilling to tolerate unjustified beliefs about morality, spirituality, politics, and the origin of humanity. In his preface to The God Delusion, Richard Dawkins says, "If this book works as I intend, religious readers who open it will be atheists when they put it down."

Терпимость — социальный, культурный и религиозный термин, применяемый для описания коллективного и индивидуального поведения, заключающегося в непреследовании тех, чей образ мыслей или действий не совпадает с твоим собственным и вызывает твоё неодобрение. Терпимость подразумевает способность преследовать (наказывать) и сознательное решение не делать этого. Обычно данный термин применяется к ненасильственному поведению, основанному на достижении консенсуса, и употребляется в связи с проблемами религии, политики и морали.
В социологической перспективе понятие терпимости подразумевает, что как нетерпимость, так и конформизм взращивают насилие и социальную нестабильность. Терпимость в связи с этим превратилась в социальный термин для рационального обоснования необщепринятых способов поведения и социального разнообразия. Терпимость означает что люди терпят человека или социальную группу, чьё отличие от окружающего большинства вызывает у них раздражение.
Политика и религия.
Исторически, политическая и религиозная сфера являлись наиболее важными для продвижения идей терпимости, так как различия в политических и религиозных идеологиях вели к многочисленным войнам, чисткам и иным жестокостям. Философы и писатели Просвещения, особенно Вольтер и Лессинг, активно выступали за религиозную терпимость и их влияние ощущается в современном западном обществе. В то же время вопросы политической терпимости до сих пор остаются в меньшей степени осмыслены. Хотя недостаток религиозной терпимости вызывает проблемы во многих регионах мира, различия в политической идеологии привели к сотням миллионов жертв только в XX веке. Значение и необходимость соблюдения принципа терпимости в политике подчёркнуто провозглашением Международного дня, посвящённого терпимости.
Терпимость нетерпимости. Важным вопросом при определении понятия терпимости является вопрос о границах терпимости. Должно ли общество, исповедующее терпимость, быть терпимым к нетерпимости? Не приведёт ли это к разрушению самого общества или его жизненно важных институтов?
Сложно установить границы толерантности не только применительно к разным обществам, но даже иногда в пределах одного общества. Например, современное преследование нацизма в Германии расценивается некоторыми странами как нетерпимость, тогда как в самой Германии сам нацизм считается в высшей мере нетерпимым. Противоречивые вопросы в различных странах могут включать отделение церкви от государства, гомосексуальность, употребление табака, алкогольных напитков или наркотиков, чтение неодобряемых политических трудов, а также девиантное сексуальное поведение и уголовно наказуемые проступки.
Философ Джон Роулз посвятил главу в своей влиятельной и противоречивой книге «Теория справедливости» проблеме того, должно ли общество быть терпимым к нетерпимости, и близкой проблеме прав нетерпимых членов общества требовать терпимости по отношению к себе. Роулз приходит к заключению, что общество в целом должно быть терпимым, следовательно, к нетерпимости должно относится терпимо, так как противоположная ситуация привела бы к несправедливости. Тем не менее, автор настаивает на разумном праве самозащиты общества и его социальных институтов, которое преобладает над правом терпимости. Следовательно, к нетерпимости необходимо относиться терпимо, но лишь до тех пор, пока она не создаёт угрозу обществу.

Протестантизм (от лат. protestans, род. п. protestantis — публично доказывающий) — одно из трёх, наряду с католичеством и православием, главных направлений христианства.

Tolerance -  терпимость, толерантность, переносимость (чего-л.), привычка (к чему-л.), выносливость, стойкость, устойчивость.

Medieval times - Сре́дние века́ (Средневеко́вье) — период в истории человечества, находящийся между Древним миром и Новым временем. В советской науке было принято считать, что этот период охватывает время с 476 года (падение Западной Римской империи) по середину XVII века. Средневековье характеризуется расцветом монотеистических религий (в частности христианством), упадком науки и искусства, распадом античных империй, феодальным строем и феодальной раздробленностью.

The Roman Catholic Church – Римская Католическая церковь (лат. Ecclesia Catholica) — принятый с начала XVII века неофициальный термин для обозначения той части Западной Церкви, которая осталась в общении с Римским епископом после Реформации XVI века. В русском языке термин обычно используется как синоним понятия «Католическая церковь», хотя во многих странах соответствующие термины на иных языках различаются.

Corrupt - испорченный, порочный, безнравственный, коррумпированный, продажный,прогнивший, загнивающий ,искажённый (о языке, тексте), морально запятнанный, бесчестный, растленный.

Impervious - непроницаемый, не пропускающий, непроходимый, неотзывчивый, невосприимчивый, глухой, сверхпрочный ,недоступный стойкий.
The Reformation -  Реформа́ция (от лат. reformatio — исправление, восстановление) — массовое религиозное и общественно-политическое движение в Западной и Центральной Европе в XVI веке, направленное на реформирование церкви в соответствии с её первоначальными канонами. Помимо религиозных Реформация также включала в себя политические, экономические и культурные аспекты. Её началом принято считать выступление доктора богословия Виттенбергского университета Мартина Лютера: 31 октября 1517 года он прибил к дверям виттенбергской Замковой церкви свои «95 тезисов», в которых выступал против существующих злоупотреблений католической церкви, в частности против продажи индульгенций. Концом Реформации можно считать подписание Вестфальского мира 1648 года, по итогам которого религиозный фактор перестал играть важную роль в европейской политике. Основной причиной Реформации являлось недовольство различных слоёв населения Европы моральным разложением католической церкви, которое сопровождалось экономической узурпацией, созданием препятствий на пути централизации власти и развития капитализма. Одним из основных последствий реформационного движения стало появление протестантизма, который получил распространение во всей Европе в вероучениях Лютера (Германия, скандинавские страны, Прибалтика), Жана Кальвина (Швейцария, Шотландия, Нидерланды, Франция, Англия) и учении анабаптистов. Реакционные меры, предпринятые католической церковью и иезуитами для борьбы с Реформацией, получили название Контрреформация.
Fight back – сдерживать, отгонять, давать отпор, сопротивляться, подавлять, сдерживать; fight back to the ropes - бороться до конца, оказывать отчаянное сопротивление , вести бой до конца.
Culminate - достигнуть высшей точки, кульминации, апогея, венчать, завершать, стать завершением, закончиться, завершиться, увенчаться (чем-л.), проходить через высшую точку, кульминировать.
Ghastly - наводящий ужас, жуткий, страшный, ужасный; неприятный, отвратительный (о внешности, внешнем облике), мертвенно-бледный; призрачный; похожий на привидение, грубый, серьёзный; непростительный.

Thirty Years War in 1618-1648 – Тридцатилетняя война 1618-48, первая общеевропейская война между двумя большими группировками держав: стремившимся к господству над всем «христианским миром» габсбургским блоком (испанские и австрийские Габсбурги), поддержанным папством, католическими князьями Германии и Польско-Литовским государством (Речь Посполита), и противодействовавшими этому блоку национальными государствами — Францией, Швецией, Голландией (республика Соединённых провинций), Данией, а также Россией, в известной мере Англией, образовавшими антигабсбургскую коалицию, опиравшуюся на протестантских князей в Германии, на антигабсбургское движение в Чехии, Трансильвании (движение Бетлена Габора 1619—26), Италии. Первоначально носила характер «религиозной войны» (между католиками и протестантами), в ходе событий, однако, всё более утрачивала этот характер, особенно с тех пор, как католическая Франция открыто возглавила антигабсбургскую коалицию. Т. в. явилась отражением в международной сфере глубинных процессов генезиса капитализма в недрах феодальной Европы; она оказалась тесно связанной с социально-политическими кризисами и революционными движениями этой переходной от средних веков к новому времени эпохи.
The Enlightenment – Эпоха Просвещения  (фр. siècle des lumières, нем. Aufklärung) — духовная ситуация в европейской культуре XVII—XVIII веков. Проекциями Просвещения в искусстве являлись: барокко, рококо и классицизм, а в философии — деизм и механицизм. Просвещение сменяет Возрождение и предваряет романтизм. В истории нового времени «просвещению» принадлежит очень важное значение. Просвещение является естественным продолжением гуманизма XIV—XV веков как чисто светского культурного направления, характеризующегося притом индивидуализмом и критическим отношением к традициям. Но эпоха просвещения отделена от эпохи гуманизма эпохой религиозной реформации и католической реакции, когда в жизни Западной Европы снова взяли перевес теологические и церковные начала. Просвещение является продолжением традиций не только гуманизма, но и передового протестантизма и рационалистического сектантства XVI и XVII вв., от которых он унаследовал идеи политической свободы и свободы совести. С наибольшим удобством переход от идей реформационной эпохи к идеям эпохи просвещения наблюдается в Англии конца XVII и начала XVIII веков, когда получил своё развитие деизм, бывший завершением религиозной эволюции реформационной эпохи и началом так называемой «естественной религии», которую проповедовали просветители XVIII в.
Secular - мирской, земной светский, нецерковный,  немонашеский, не связанный монашеством вековой, происходящий раз в сто лет, длящийся век.
Ислам - (араб. الإسلام‎‎, от корня син-лям-мим, al-Islām — покорность Богу (Аллаху), покорность воле Бога) — одна из мировых религий. Ислам — монотеистическая религия, вместе с иудаизмом и христианством входит в группу авраами́ческих рели́гий. Слово "Ислям" на арабском языке являеется однокоренным слову "Салям" - мир и является эквивалентом слову "Шалом" на иврите. Ислам зародился среди арабских племен Западной Аравии в начале 7 века.
Ottoman empire  - Осма́нская импе́рия, официально Высо́кое Осма́нское Госуда́рство — государство османских султанов, существовавшее с 1299 по 1923 годы. В Европе Османскую империю часто называли Оттоманской империей, Высо́кой (блистательной) По́ртой или просто По́ртой. В период расцвета в XVI—XVII веках государство включало Анатолию, Ближний Восток, Северную Африку, Балканский полуостров и прилегающие к нему с севера земли Европы. Анатолия (Малая Азия), в которой расположена современная Турция, в древности была колыбелью многих цивилизаций. Турки-сельджуки, которые появились здесь в XI веке, были первой волной тюркских завоевателей, и именно они начали постепенное тюркское завоевание правившей этими землями Византии, ассимиляцию её греческого населения и усвоение её культурного наследия. Наследницей первых тюрок-завоевателей стала Османская империя, которая завершила завоевание Византии взятием в 1453 году Константинополя. На вершине своего могущества, в правление Сулеймана «Великолепного» (1520—1555), империя простиралась от ворот Вены до Персидского залива, от Крыма до Марокко.
Islam and the horrors of the Ottoman empire. Возможно, имелось ввиду это.
Возвышение Оттоманской империи
Все империи – Римская, Византийская, Испанская, Португальская, Голландская, Французская, Английская и Оттоманская – требовали дань со своих окраинных провинций и постоянно потребляли произведённое в них богатство. Римляне расширили свою империю по берегам всего Средиземного моря. Части Библии описывают битвы, в которых окраинная провинция Палестина пыталась сопротивляться римскому порабощению. В IV веке нашей эры, после трёхсот лет преследований, императоры Константин и Теодосиус сделали христианство государственной религией Рима и «запретили почитание древних языческих богов».  В течение последующих одиннадцати столетий бывшая Западная Римская империя была под властью варваров. В это время люди Туркестана, которые имели длинную историю побед и поражений, в войнах с Китаем, Монголией, Европой, Персией, Месопотамией и Египтом, приняли исламскую религию. Они сформировали союз с другими арабами и мусульманами, и покорили восточную Византийскую часть Римской империи. Новая исламская Оттоманская империя достигла вершины своего могущества при правлении Сулеймана Великолепного около 1550 года. К VIII столетию, всего через сто лет после смерти пророка Магомета, арабы обратили в мусульманскую веру почти всю Северную Африку, перешли Гибралтарский пролив и опустошили Испанию. Они затем двинулись во Францию, но были наголову разбиты христианами в 732 году в битве при Туре (Пуатье). В течение семи веков испанские христиане медленно выдавливали мусульман. Во время правления королевы Изабеллы в 1492 году, в тот же год, когда Колумб открыл Америку, они окончательно изгнали мусульман с Пиренейского полуострова.  В это время мусульмане крепко сидели на всех торговых путях в шёлковый Китай и на богатый пряностями Дальний Восток. Поиски европейцами альтернативного пути на Восток были попытками взять мусульман в огромные клещи. Португальские монеты, отчеканенные из африканского золота, даже назывались «крузадо» (от Cruzada – Крестовый поход; отсюда крузейро). Но пока христиане превалировали в Западной Европе, мусульмане хозяйничали в Восточной. Успех турок того времени основывался на их воинственных традициях, отличных пушках и сплачивающей силе исламской веры. Но как и во всех больших империях, чем дальше от центра, тем тяжелее контролировать порабощённые общества. Хотя турки покорили Византию на Востоке, они оставались лицом к лицу с западной частью бывшей Римской империи и связывавшим её христианством. По мере того как центр тяжести Запада сдвигался со средиземноморского на атлантическое побережье, серия поражений привела исламскую Оттоманскую империю на востоке Европы к поворотной точке. Первая из них последовала в 1571 году, когда в трёхчасовой битве христианский флот, «составленный из 208 венецианских, испанских, генуэзских и папских галер», уничтожил в греческом заливе Лепанто 90 процентов Оттоманского флота, состоявшего из 260 кораблей. В последующие сто лет турки пытались вернуть удачу и забраться глубже в Европу. Но они потерпели сильное поражение в 1683 году при попытке захвата Вены и, ослабленные этим ударом, уступили христианам Афины и ещё несколько городов. В это же время к священному союзу против турков присоединилась Россия под правлением Петра Великого. Неумолимое сокрушение исламской Оттоманской империи христианской империей началось. Нынешние вожди религий могут не признавать эти сражения. Но многие из обозлённых и обнищавших, видя, как общие ресурсы присваиваются сильными мира сего, прекрасно понимают, что происходит. Поскольку многие христианские нации также находятся среди эксплуатируемых и обнищавших, используются не религиозные мотивации и методы присвоения, а финансовые и экономические. Но это только в настоящее время. На протяжении первых восьмисот лет противостояния и христиане, и мусульмане были под властью государства и церкви. Контроль над людьми даже средствами только самой религии давал вождям церкви огромную силу.
Или об этом:
Селим I Грозный (Явуз) (Selim I Yavuz) (1467/68 или 1470-1520), турецкий султан с 1512. В ходе завоевательных войн подчинил Вост. Анатолию, Армению, Курдистан, Сев. Ирак, Сирию, Палестину, Египет, Хиджаз. Селим был сыном турецкого султана Баязида II. Когда султан Баязид II стал оказывать явное предпочтение своему второму сыну, Ахмеду, Селим испугался за свое будущее. Балканский наместник оттоманского султана взбунтовался и во главе небольшого войска отважно двинулся на Стамбул. Скоре всего, Селим надеялся на поддержку мятежников в столице, однако его расчет не оправдался. В состоявшемся сражении его отец, Баязид II, стоявший во главе огромной армии, легко одолел Селима, и тому пришлось бежать в Крымское ханство, где султану его было трудно достать. В Северном Причерноморье среди крымских татар беглец решил переждать трудное время и вновь начать борьбу за отцовское наследство. В 1512 году султан Баязид II принял довольно редкое среди монархов мира решение: он добровольно отрекся от престола Блистательной Порты и ради спасения ее от военных потрясений передал власть Селиму. Возвращение беглеца из Крыма в Стамбул больше напоминало военный триумф. Новый султан Селим I отплатил за великодушие отца тем, что приказал казнить всех родственников по мужской линии, которые могли бы претендовать на его султанский престол. За это он получил прозвище - Явуза, что в переводе с турецкого означало "Мрачный". Затем султан Селим, как правоверный суннит, стал насильственно устанавливать единую мусульманскую религию в Оттоманской империи. По приказу султана в стране было убито более 40 тысяч шиитов, а их имущество разграблено. Многие шииты стали искать спасения за пределами Турции. Преследование шиитов неизбежно повлекло за собой войну Османской империи с Персией.

Offline

 

#4 2008-12-23 00:33:50

Maria
Member

Re: Протасова

Шии́ты (араб. ‎‎шиа  — приверженцы, группировка, фракция, партия) — общий термин, в широком смысле означающий последователей ряда течений ислама — шииты-двунадесятники, алавиты, друзы, исмаилиты и др, признающих право потомков пророка Мухаммеда возглавлять мусульманскую общину - умму, быть имамом. В узком смысле понятие, как правило означает шиитов-двунадесятников («шииты-12»), второго по числу приверженцев (после суннитов) направления в исламе, которые признают единственно законными преемниками пророка Мухаммада, только Али ибн Абу Талиба и его потомков.
Conventional - обычный, обыкновенный, традиционный; общепринятый, консервативный, определённый договором или соглашением,  условный, установленный по условию, символический; схематический, неатомный, неядерный (о вооружении), стандартный.
Stamp - штамповать, штемпелевать, ставить печать, клеймить, чеканить, отпечатывать, оттискивать, наклеивать марку, запечатлевать (в памяти), характеризовать (определённым образом) , зарекомендовать (с определённой стороны), накладывать (определённый) отпечаток (на кого-л.), (stamp on) топтать, давить (что-л.), (stamp (up)on) = stamp out подавлять, уничтожать.
Heresy - Е́ресь (др.-греч. αἵρεσις — «выбор, направление, мнение») — сознательное отклонение от догматов веры, искажающее религиозное учение; выделение из состава церкви новой общины. Не следует смешивать с расколом. В широком смысле «ересью» можно называть любое сознательное отрицание или искажение того учения, которое говорящий считает истинным.
Catholics – католики; Католици́зм или католи́чество (от греч. καθολικός — всемирный; впервые по отношению к церкви термин «η Καθολικη Εκκλησία» применён около 110 г. в письме святого Игнатия к жителям Смирны и закреплён в Никейском символе веры) — крупнейшая по числу прихожан (более 1 млрд) ветвь христианства, сформировалaсь в I тысячелетии на территории Западной Римской империи. Окончательный разрыв с восточным православием произошёл в 1054.
Servetus - Мигель Сервет (Michael Servetus, 29 сентября 1511 — 27 октября 1553) — испанский врач и богослов. Учился в Сарагосе, Тулузе, Париже, где изучал математику, географию, астрономию, право, медицину. Мигель Сервет впервые в Европе описал малый круг кровообращения. Выступал с критикой христианских догматов, обличал папство, вёл острую полемику по богословским вопросам с Жаном Кальвином. Подвергался преследованиям как со стороны католиков, так и со стороны кальвинистов. В 1553 году был схвачен в Женеве, обвинён кальвинистами в ереси; после отказа отречься от своих взглядов был сожжён.
Calvin -  Жан Кальви́н (фр. Jean Calvin, также Cauvin; лат. вариант имени Ioannes Calvinus; (10 июля 1509 — 27 мая 1564) — французский богослов, реформатор церкви, основатель кальвинизма. Жан Кальвин родился 10 июля 1509 г. в городе Нуайон во французской провинции Пикардия. В возрасте 14 лет был послан отцом, адвокатом Жераром Ковеном, в Парижский университет для изучения гуманитарных наук и права. В 1532 г. получил в Орлеане докторскую степень. В 1536 г. отправился в швейцарский город Базель, но в пути задержался и обосновался в Женеве. В том же году вынужден был бежать из Женевы, где к власти пришли его противники. С 1538 по 1541 г. служил священником в Страсбурге. В 1541 г. женевский магистрат попросил Кальвина вернуться в город. Кальвин приехал в Женеву, где оставался до самой смерти. Реформаторские идеи Кальвина не только получили широкое распространение в Швейцарии, но вскоре стали популярны во многих странах мира. Хотя Кальвин никогда не обладал светской властью, за время его жизни в Женеве в городе постепенно установился режим, напоминавший теократическую диктатуру. Тем не менее организация Кальвинистской церкви сохранила сравнительно демократический характер. Кальвин умер 27 мая 1564 г. в Женеве.
Кальвини́зм — направление протестантизма, наиболее чётко сформулированное французским теологом и проповедником Жаном Кальвином. кальвинистское богословие — характеризуется склонностью к рационализму и часто недоверием к мистицизму. Центральная доктрина кальвинизма, из которой рационально следуют все остальные доктрины — суверенитет Бога, то есть верховная власть Бога во всём.
The Peace of Westphalia in 1648 - Мир в Вестфалии в 1648, два мирных договора, подготовленные в Мюнстере и Оснабрюке (Вестфалия). Завершил Тридцатилетнюю войну 1618-48. Швеция получила устья почти всех судоходных рек Сев. Германии, Франция – часть Эльзаса, за германскими князьями были фактически признаны права суверенных государей. Закрепил и усилил политическую раздробленность Германии. Вестфальский мир знаменовал конец политического господства папства в Европе, религиозно-политическую и международно-правовую легитимизацию Реформации и национальных государств.
Grasp -  схватывать, хватать, зажимать (в руке) ; захватывать,  пожимать (руку) ; обнимать, понять, схватить (основную идею) ; осознать; овладеть, усвоить; постичь.
Give due weight to smth. -  (give due (или full) weight to smth.) взвесить все за и против, внимательно отнестись к рассмотрению чего-л.
Puritanism – Пуритантство;  пуритане (англ. Puritans, от лат. puritas — чистота) — последователи кальвинизма в Англии в XVI—XVII веках, выступавшие за углубление Реформации, проведенной сверху в форме англиканства, против абсолютизма. Пуританизм стал идеологическим знаменем Английской революции 1640-1649. Неоднородность социально-политического состава пуритан привела к выделению среди них умеренного (пресвитериане) и радикального (индепенденты) течений. Пуритане стояли также у истоков США, так как именно с поселения пуритан в 1620 г. в штате Массачусетс фактически началось английское заселение Северной Америки. В 1857 пуритане основали секту Мормонов, избрав её главой и духовным наставником Джозефа Смита, который позднее стал автором "книги мормонов".
James II - Яков II Стюарт (англ. James II, 1633—1701) — король Англии, Шотландии и Ирландии, как шотландский монарх носил династический номер Яков VII (1685—1688), внук Якова I, второй сын Карла I и младший брат Карла II. Последний британский король-католик; свергнут в результате «Славной революции» 1688 г. Царствование: Без труда были подавлены и со страшной жестокостью наказаны восстания Монмута в Англии и лорда Аргайла в Шотландии. Особое изуверство в судебных процессах над бунтарями проявил судья Джеффрис. Ободренный успехом, Яков задумал с помощью широкого толкования и применения диспенсивной власти (см. Диспенсация) заместить все главные должности (военные и гражданские) лицами неангликанского вероисповедания. При этом он возлагал особые надежды на доктрину безусловного повиновения, которую исповедовало тогда значительное большинство англиканского духовенства. Протестующее духовенство Яков смирял посредством так называемой «высокой комиссии», покровительствовал всем направлениям, враждебным господствующей церкви, и поставил своей целью установление абсолютной католической монархии путём почти нескрываемой пропаганды католицизма и тесного союза с Людовиком XIV. Даже вернейшие слуги короля, англиканские епископы, были привлечены к судебной ответственности, но оправданы присяжными. Надеясь, что после смерти Якова при отсутствии мужского потомства, правление перейдёт в руки его дочери, верной протестантизму, народ сдерживал своё негодование и до восстания дело не доходило. Когда 10 июня 1688 было объявлено о рождении принца Уэльского, многие не хотели верить в действительность этого факта и подозревали подлог. Потеряв надежду на мирную перемену к лучшему, вожди обеих главных партий, вигов и тори, пригласили нидерландского принца Вильгельма Оранского занять трон в Англии. Яков хотел пойти на уступки, но было уже поздно.
Gordon riots  -  Гордонские восстания  в 1780 году гордонские бунты начинаются в Лондоне, Англия, когда лорд Джордж Гордон возглавляет процессию для вручения петиции в парламент для отмены Акта католического рельефа 1778; римско-католические часовни будут ограблены.
Assumption -  принятие на себя (обязанностей) , вступление (в должность),  принятие на себя долгов другого лица , предъявление прав; захват (полномочий),  принятие на себя долгов другого лица, предъявление прав; захват (полномочий), предположение, допущение.
Louis XIV –Людовик XIV де Бурбон, получивший при рождении имя Людовик-Дьёдонне («данный Богом», фр. Louis-Dieudonné), также известный как «Король-Солнце» (фр. Louis XIV Le Roi Soleil), также Людовик XIV Великий, (5 сентября 1638, Сен-Жермен-ан-Ле — 1 сентября 1715, Версаль) — король Франции и Наварры с 14 мая 1643 г. Царствовал 72 года — дольше, чем какой-либо другой монарх крупнейших государств Европы. Людовик, в молодости переживший войны Фронды, стал убеждённым сторонником принципа абсолютной монархии (ему часто приписывают выражение «Государство — это я»), укрепление своей власти он сочетал с удачным подбором государственных деятелей на ключевые политические посты. Царствование Людовика — время значительной консолидации единства Франции, её военной мощи, политического веса и интеллектуального престижа, расцвета культуры, вошло в историю как Великий Век (фр. Grand Siècle). Вместе с тем постоянные войны, ведшиеся Людовиком и требовавшие высоких налогов, разоряли страну, а отмена веротерпимости привела к массовой эмиграции гугенотов из Франции.
Revocation - отмена, аннулирование (закона и т. п.), отзыв.
The Edict of Nantes in 1685 -  Нантский эдикт 1685 — закон, даровавший французским протестантам-гугенотам вероисповедные права. Составлен по приказанию французского короля Генриха IV и утверждён в Нанте (13 апреля 1589). Он состоял из 93 статей и 36 секретных постановлений.
The Huguenots - Гугеноты   (от нем. Eidgenosse — «союзник»), французские протестанты в 16-17 вв. Первых гугенотов считали лютеранами, но сильное евангелическое движение, независимое от Реформации в Германии, существовало во Франции уже в первые десятилетия 16 в. Новая церковь быстро разрасталась несмотря на сопротивление властей и религиозный диспут в Пуасси (1561), в ходе которого не удалось прийти ни к религиозному миру, ни к веротерпимости.
Expulsion - увольнение (с работы), исключение (из школы, клуба),  изгнание из общества, ссылка, изгнание; высылка выталкивание.
The Low Countries - «Нидерланды» в переводе означает «нижние земли», однако переводить его буквально неправильно, поскольку, по историческим причинам, этим термином принято называть территорию, примерно соответствующую сегодняшним Нидерландам, Бельгии и Люксембургу (Бенилюкс). Нидерланды часто называют Голландией, хотя это некорректно, так как Южная и Северная Голландия — это только две из двенадцати провинций Нидерландов. Республика Соединённых провинций (иначе Голландская республика) образовалась в результате победы Нидерландской буржуазной революции XVI века. Существовала с 1581 по 1795 годы. В республику входило семь провинций (Голландия, Зеландия, Утрехт, Гронинген, Гельдерн, Овериссель и Фрисландия), подписавших в 1579 году так называемую Утрехтскую унию, юридически утвердившую существование новой республики. С ростом влияния провинции Голландии на политику республики Соединенных Провинций появилось другое название — «Голландская республика». Великий пенсионарий — ответственный государственный пост в Голландской республике. В руках пенсионария иногда сосредоточивалась вся полнота власти. Представитель крупной буржуазии Ян де Витт (1625—1672), будучи великим пенсионарием, являлся фактическим правителем Соединенных Провинций.
University College London -  Университетский колледж Лондона (англ. University College London) - университет в Лондоне. В настоящее время в составе University of London. Расположен в самом центре Лондона, на Gower Street, недалеко от дома Вирджинии Вульф. Университетский колледж Лондона (UCL) является одним из ведущих университетов Соединенного Королевства. Согласно рейтингу университетов Великобритании, уже много десятилетий не опускался ниже пятого места рейтингов «Таймс» и «Guardian». Годовой оборот около £ 600 миллионов в 2007 году. UCL является членом элитной Russell Group of Universities, и "G5" подгруппы супер-элитных университетах Великобритании, а также с Оксфордом и Кэмбриджем составляет т. н. "Золотой треугольник". В разное время 18 его преподавателей и выпускников были удостоены Нобелевской премии.
Make up - пополнять, возмещать, компенсировать; навёрстывать, быть частью, составлять.
Cuius regio, eius religio (“whose the region, his the religion”) -  Аугсбургский религиозный мир — соглашение, заключённое 25 сентября 1555 г. на рейхстаге в Аугсбурге между лютеранскими и католическими субъектами Священной Римской империи и римским королём Фердинандом I, действовавшим от имени императора Карла V. Аугсбургский мир признал лютеранство официальной религией и установил право имперских сословий на выбор вероисповедания. Условия договора имели статус имперского закона, легли в основу государственного устройства Священной Римской империи нового времени и обеспечили восстановление политического единства и стабильность в Германии на протяжении второй половины XVI века. В то же время Аугсбургский мир не признал свободы вероисповедания подданных империи, что привело к возникновению принципа «cujus regio, ejus religio» (лат. чья власть, того и вера) и создало почву для возобновления конфессионального противостояния. Система, созданная на основе Аугсбургского мира, распалась в начале XVII века, что стало одной из причин Тридцатилетней войны. Аугсбургский религиозный мир представлял собой компромисс между католическими и протестантскими субъектами Священной Римской империи, направленный на поддержание мира и стабильности в биконфессиональной стране. В этом отношении соглашение являлось очередным шагом в развитии идеи «земского мира», утверждённой ещё в 1495 г. в качестве имперского закона. Хотя конфессиональный раскол Германии на католический и протестантский лагеря сохранялся, в государственно-правовой и общественно-политической сфере Аугсбургский мир восстановил единство империи. Принцип «cuius regio, eius religio» («чья власть, того и вера») был положен в основу нового порядка: в каждом германском государстве религия государя становилась религией народа. Католикам в протестантских государствах и протестантам в католических государствах предоставлялось право выбора: либо присоединиться к местной религии, либо переехать со своим имуществом на территорию своей религии. Право выбора и обязательность для граждан городов исповедовать религию города распространялось на вольные города. Аугсбургский религиозный мир был тяжелым ударом для Рима. Реформация утвердилась, и надежда восстановить католичество в протестантской Германии растаяла.
Vignette - виньетка (орнамент в книге) украшение в книге или рукописи: небольшой рисунок или орнамент в начале или в конце текста. Виньетка представляет собой небольшую орнаментальную или сюжетную композицию, которая предваряет текст наподобие заставки или завершает его, выполняя функцию концовки. Кроме того, виньетки могут быть использованы и в самом тексте в качестве украшения угловых частей страницы. Как правило, сюжетом для виньеток являются растительные мотивы (часто фантастического и сказочного содержания), абстрактные изображения, реже — изображения людей и животных. В отличие от иллюстраций, виньетка ни в коей мере не должна отвлекать внимание читателя от текста, её задача — придание книге художественно-оформленного вида. Говоря современным языком, виньетка — элемент дизайна.

Offline

 

Board footer

Написать администратору
© Copyright 2002–2005 Rickard Andersson